Skip to content

Радио Свобода

Программа «Человек и Общество»

Архив 1992 – 1993 гг.

ЯЗЫК МОЙ…

Язык мой… Один из великих сказал: «Речь людей такова, какова была их жизнь». Новейшая история русского языка – кошмарное тому подтверждение.

Начав с революционного «новояза», через лагерный жаргон уголовников, растиражированный по всей стране миллионами политзаключенных, впитав в себя ядовитые канцеляризмы «развитого социализма» и сленг молодежи последнего двадцатилетия, «великий и могучий» русский язык к концу второго тысячелетия вышел на финишную прямую – население России стало изъясняться преимущественно матом.

Издание «неизвестного» Пушкина почему-то стало событием чуть ли не национального масштаба, хотя сам Александр Сергеевич, судя по всему, к опубликованию своих «хулиганских» произведений не стремился. Он создал русский язык, язык Пушкина, и блестяще им пользовался. Почему же мы, потирая руки и подхихикивая, решили, что если «сам Пушкин» не гнушался в некоторых своих произведения использовать ненормативную лексику, то нам и подавно необходимо вводить ее литературу?

В результате вместо художественных произведений мы получили зеркальное отображение нашего люмпенизированного сознания. Публикации Баркова и фольклора типа частушек (из которых слова не выкинешь) фактически легализовали мат как «общепринятый» языковой пласт. В ситуации все возрастающих экономических трудностей, общей озлобленности и снижения требовательности каждого к самому себе легализация ненормативной лексики (что, по сути, является утратой национального языка) стала первым шагом на пути к утрате человеческого облика. То, что веками считалось страшным оскорблением, стало нормой общения.

Вспомним, как мы разговариваем в своей профессиональной среде, будь то актеры, литераторы, журналисты, художники или киношники… Удерживает ли кого-нибудь присутствие женщины от употребления «сильных выражений»? А что мы поневоле вынуждены слушать в общественном транспорте?.. Кто из нас, родителей, может без внутренней дрожи повторить те лингвистические конструкции, которые широко употребляют наши шести и восьмилетние дети?..

Языковые формы, веками употреблявшиеся лишь в казарме и самой люмпенизированной частью простонародья, становятся бытовым языком нации. Стоит ли удивляться, что единственное обращение к конкретному человеку у этой нации строится на половом признаке: «мужчина» — «женщина»?..

На протяжении десятилетий ежедневно снижая планку при употреблении литературного русского языка, мы в недалеком будущем можем превратиться в мычащее стадо неандертальцев, где самым весомым аргументом в споре станет каменный топор.

Ибо – «Слово не мимо идет».

 

УВОЛЬНЕНИЕ ПО ПОЛИТИЧЕСКИМ МОТИВАМ

Одно из основных качеств, воспитанных в нашем народе за последние 75 лет, это… Нет, не угадали! Это – бдительность. Все должно быть в рамках системы. И уже неважно – какой: тоталитарной или условно называемой демократической. Как говорил один управдом: «Лучше перебдеть, чем недобдеть!» Удивительно, но это ценное качество (я имею в виду бдительность) в нашей стране почему-то мирно уживается с другим народным увлечением – воровством. Но об этом – в следующий раз. Что же касается бдительности – она всегда имела политический оттенок.

Представьте себе один из самых роскошных отелей в центре Москвы. Администрация – иностранцы, персонал – вышколен, интерьеры – соответствуют европейским стандартам. В ресторане, куда простым смертным, живущим на одну зарплату, вход заказан, под мелодичный перезвон столового серебра звучит классическая гитара. (Музыканты, между прочим, тоже – люди, и им, чтобы заниматься творческой деятельностью, надо есть, пить и чем-то прикрывать свое тело). Кстати, человек, играющий по вечерам в описанном ресторане, считается одним из лучших классических гитаристов Москвы.

Итак — вечер, ресторан, звучит гитара… Вдруг из-за столика поднимаются двое и направляются к гитаристу. Один из них достает из кармана пятидолларовую бумажку, протягивает ее музыканту и просит исполнить гимн Советского Союза. Гитарист удивлен, но, пожав плечами, соглашается. А теперь  представьте, как звучит гимн СССР в исполнении на классической гитаре.

Однако, на несчастье музыканта в зале в это время оказывается один из народных избранников, некто депутат Государственной Думы. Он, следуя совету управдома, тут же усматривает в этом музыкальном номере идеологическую диверсию и не ленится прервать свой ужин, чтобы найти иностранного хозяина ресторана и указать ему на недопустимость подобных выпадов в адрес законного правительства Российской Федерации. Хозяин ресторана, в свою очередь, не входя в подробности музыкальных пристрастий посетителей его заведения, в тот же вечер ставит гитариста в известность о его увольнении. Потому что если хочешь иметь в России процветающий ресторанный бизнес, надо быть лояльным к представителям власти, даже если сами они не вполне знают законы своей страны.

Мне бы очень хотелось назвать имена всех действующий лиц данного происшествия, но, боюсь, после такой рекламы мой знакомый гитарист лишится приработка. А я не желаю ему финансовых трудностей. Однако к сведению всех владельцев ресторанов и всех депутатов Государственной Думы хочу сообщить: в российском законодательстве отсутствует статья, запрещающая исполнение гимна СССР. Более того, учитывая многообразие современной политической жизни, ни красный флаг, ни герб СССР (до сих пор, кстати, украшающий наши паспорта), ни «Боже, царя храни!» не могут являться мотивом для увольнения с работы. И всякий гражданин, уволенный по подобной причине, имеет право подать на уволившего в суд. И – не сомневайтесь! – выиграет процесс. Поэтому мой последний совет всем заинтересованным лицам – читайте гражданское законодательство Российской Федерации, это расширит ваш кругозор и убережет от ненужных неприятностей.

 

К НАМ ОТНОСЯТСЯ ТАК, КАК МЫ ПОЗВОЛЯЕМ К СЕБЕ ОТНОСИТЬСЯ.

Кто из нас не попадал в ситуацию, когда перед вашим носом кассир закрывает окошечко счетами и начинает считать деньги? Причем делает это совершенно хладнокровно, не обращая ни малейшего внимания на возмущенные вопли очереди. «А когда еще по-вашему я должна этим заниматься?» А действительно – когда?

А наши замечательные уборщицы, представители самой дефицитной профессии… Вам в метро или в магазине не заезжали грязной шваброй по выходным брюкам?.. То-то. Не после же закрытия магазина она будет возить эту грязь, которую вы сами и нанесли на ногах с улицы! Вот и прыгаем мы через швабры с проворностью подростков, хотя, право же, магазин существует для нас с вами, и именно мы в нем – самые главные лица, а вовсе не неряшливо одетая бабка, готовая обматерить любого посетителя.

Кстати, о грязи с улицы. Если мы ограничим предмет нашей беседы населенным пунктами городского типа, то, исходя из того факта, что в конце ХХ века асфальтовые тротуары есть их неотъемлемая часть, нам неизбежно придется задать себе и властям вопрос: «А откуда грязь-то?» Ответ, к сожалению, прост: любимая игра наших служб коммунального хозяйства – поиск зарытых в землю труб. Любых.  Это могут быть трубы водоснабжения, отопления, канализационные или газовые. Главное – искать. Пусть даже для этого приходится разкапывать коммуникации по три раза в год. Некоторые организации даже пришли к выводу, что, раз разрыв кусок сквера или двора и обнаружив столь милые их сердцу трубы, проще вообще их больше не закапывать. А то, что жителям приходиться месяцами ходить по грязи, так это – проблемы самих  жителей. Главное – трубы.

Но так ли это? И кто на самом деле несет ответственность за то, что мы вынуждены месить глину модельной обувью независимо от времени года?

Представьте себе, что вы выходите утром из парадного своего дома и видите, что, перекрыв все движение по двору, прямо перед вашим подъездом стоит фургон-бытовка с надписью «Мостепло». Вы направляетесь к своему – предположим —  автомобилю, но обнаруживаете, что выехать со стоянки не можете, так как въезд-выезд наглухо перекрыт все той же бытовкой. Вы пытаетесь уговорить рабочих передвинуть фургон в другое место (которое имеется в 20 метрах в стороне), но слышите в ответ, что им так удобно, а ваша машина (как и еще несколько, оказавшихся заблокированными бытовкой), это – ваша проблема. «Хорошо, — говорите вы, — но фургон перекрыл подъезд к трем парадным, а люди, как это ни печально, имеют особенность болеть и даже умирать, им может срочно потребоваться помощь врача. Кроме того, иногда случаются пожары…» Однако, все ваши доводы и призывы ни к чему не приводят. «Мы здесь работаем. И бытовка будет тут стоять два месяца.» — подытоживает ваш разговор верзила в телогрейке.

Ну что? Будете снова «прыгать через швабру» или все-таки поищете способ защитить свои права гражданина, платящего налоги на содержание коммунального хозяйства вашего города?

Подсказываю: в каждом административном округе есть административная инспекция. Нужно найти в справочнике ее телефонный номер, позвонить туда и убедительно изложить все ваши претензии начальнику этой административной инспекции. И тогда, вернувшись вечером домой, вы увидите, что горы глины, которые громоздились возле вашего подъезда, аккуратно сдвинуты бульдозером в сторону, что разрытые коммуникации обнесены временным ограждением, что автомашины освобождены  из плена и движение по двору восстановлено. А если вы снова позвоните в инспекцию, то вам сообщат, что на нарушителей наложен штраф (кстати, весьма ощутимый). Если же вы поинтересуетесь, что будет с горами вывороченной земли после того, как завершаться ремонтные работы, то вам сообщат, что восстановление тротуаров и озеленение вашего двора должна полностью осуществить та организация, которая проводила ремонтные работы. В вашем случае – Мостепло. Причем – за свой счет. А проконтролировать это должна все та же административная инспекция вашего района.

Так что, если хотите, чтобы около вашего дома было чисто – боритесь за это. И тогда меньше грязи будет в наших магазинах и вам, возможно, не придется так часто прыгать через швабру уборщицы и выслушивать ее комментарии в ваш адрес.

 

ПРАВО  НА  ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНУЮ  СОБСТВЕННОСТЬ

Мы уже наслышаны о том, как страдают всемирно известные фирмы из-за хлынувших на рынок подделок, снабженным их товарным знаком. И дело даже не в огромных убытках, которые несут эти фирмы, основной ущерб — чисто морального характера: некачественные подделки подрывают доверие к названию фирмы. А ничто так не цениться в деловом мире, как репутация.

А в научном?.. Реформа системы образования в России началась пять лет назад. Страдали и учителя, и школьники. И что же?.. Постепенно все как-то устаканилось: появились лучше или хуже переписанные учебники, и преподаватели, и ученики приспособились к новым условиям, тем более, что изменения коснулись в основном  гуманитарных и связанных с ними дисциплин.

Настоящих новаторов в системе образования можно пересчитать по пальцам, и Владимир Соломонович Библер – один из них. Еще 10 лет назад он разработал принципиально новую модель обучения школьников, которая получила название «Школа диалога культур». На базе Института Психологии Академии педагогических наук была создана творческая группа, в которую вошли кандидаты и доктора наук. Это – философы, культурологи, историки, психологи. Позднее были созданы экспериментальные классы в различных городах, в том числе – в Красноярске, Новосибирске, Харькове. Три-четыре раза в год учителя приезжали в Москву на конференции, где обсуждали возникающие проблемы. Кстати, постоянный контакт с разработчиками методики – одно из основных условий успешной реализации этой экспериментальной программы образования.

Так все и шло бы… Но года три назад на волне либеральной реформы школьного образования был создан Центр педагогических инноваций, который и предложил творческой группе Библера профинансировать разработанную ими методику. По договоренности методика была подробнейшим образом изложена на бумаге и передана Центру, группа разработчиков получила 30 тысяч рублей и была благодарна за проявленное к ней внимание. Но никаких договоров о дальнейшем использовании этой программы подписано не было. Какое-то время текст программы пролежал в архиве Центра. Затем на базе Центра возник институт под названием «Эврика»,  где имеются факультеты по разным авторским школам, в том числе – факультет «Школа диалога культур». И сотрудники этого факультета сегодня ездят по городам России и предлагают на основании программы, полученной от группы Библера три года назад, готовить учителей для работы по системе «Школа диалога культур». Мало того, что никто из сотрудников факультета ни разу не проконсультировался у разработчиков по поводу сегодняшней ситуации (а методика эта претерпела значительные изменения за прошедшие три года) — никто даже не поставил их в известность о таком способе дилетантского насаждения этой экспериментальной программы. Более того, выяснилось, что внедрение этой методики поставлено на вполне коммерческие рельсы, и факультет берет со школ изрядные суммы денег за свою не вполне профессиональную консультационную деятельность. Но параллельно и независимо от «Эврики» в разных городах стали возникать другие школы, также именующие себя «школами диалога культур».

Результат превзошел все ожидания. На одной из конференций по проблемам школы и образования доктор наук из Новосибирска произнес с трибуны буквально следующее: «Я хорошо знаю работы Владимира Соломоновича Библера и высоко ценю его как ученого, но что касается «Школы диалога культур» — это что-то крайне сомнительное». Тут-то и выяснилось, что внедренный в Новосибирске вариант не имеет ну совершенно ничего общего с разработками Библера. Диалог культур в Новосибирске поняли как поступательное движение по исторической лестнице, и первый класс у них совпал с первобытнообщинным строем, когда человечество еще не умело ни считать, ни писать, ни читать… Поэтому вместо того, чтобы изучать азбуку и арифметику, первоклассники участвовали в шаманских камланиях у костров и оставляли отпечатки своих ладошек на пещерных сводах. Удивлению и возмущение разработчиков программы не было предела. Затем выяснилось, что и в Перми существует «Школа диалога культур», которая также не имеет никакого отношения к идее Библера, а только использует его название.

И тут разработчики всерьез забеспокоились, потому что, несмотря на то, что ими уже издано несколько книг по этой методике и есть напечатанные программы, основанные на результатах последних работ — авторское право на эту методику осталось незащищено. Сегодня методы, прямо противоположные библеровским разработкам по духу и концепции, именуются «Школой диалога культур», и никто даже не ставит группу Библера об этом в известность.

Как защитить свою интеллектуальную собственность и само название школы – авторы не знают. Но ответственность за последствия внедрения этих, никому неизвестных, методик полностью ложится на них.

Для интересующихся: творческая группа «Школа диалога культур» работает в здании Российского Государственного Гуманитарного Университета, факультет философии.

 

О ФЕМИНИЗМЕ

По-моему, Бунин определил женщин, как «существа, похожие на людей и живущие рядом с людьми». Любая американская феминистка тут же парировала бы: «Male feministic pig», определив великого русского писателя как «борова-шовиниста». В ответ Фрейд мог бы заметить, что «женщина страдает комплексом неполноценности по поводу отсутствия у нее пениса». На что одна американская феминиста заявила, что лично она испытывает этот комплекс только в советских общественных туалетах.

Я привела эти не придуманные высказывания представителей двух разных полов, чтобы продемонстрировать, так сказать, крайние точки зрения. Как вы понимаете, благодаря определенной дистанции во времени диалог этот не мог состояться  непосредственно, но суть противоречия представил достаточно полно.

Представительницы феминистского движения уверены, что через феминизм миру будет явлен другой тип мышления – тип неиерархического и не оппозиционного мышления, где мужскому не будет противопоставляться женское. Феминизм выступает за равновесие двухполюсной системы, полагая, что сегодня все акценты смещены в сторону мужского начала.

Так ли это?.. Ведь мужчины и женщины – существа разные, даже – на биологическом уровне. И Бунин, в известной степени, прав.

Например, знаете ли вы, что мужчины заикаются чаще, чем женщины, девочки улыбаются чаще, чем мальчики, мужчины меняют свое мнение чаще, чем женщины?.. Мужчины чаще храпят, чаще ссорятся, чаще мастурбируют. У мужчин толще кожа и длиннее голосовые связки. У них более красная кровь. У них лучше дневное зрение и более активный обмен веществ. Среди мужчин больше левшей. Мужчины по сравнению с женщинами не так остро ощущают боль, раньше стареют, но у них позже появляются морщины. Они легче сбрасывают вес, но богатые мужчины полнее богатых женщин. У мужчин слабее сопротивляемость болезням. Они меньше говорят, но больше беспокоятся о себе. Их чуткость по отношению к другим несравнимо меньше, чем у женщин.

В общем, мужчины всегда отличались от женщин. Но мало этого – Адам, возможно, был первым человеком, но он был последним мужчиной, бывшим первым. Дело в том, что с момента оплодотворения яйцеклетки сперматозоидом возникающий эмбрион всегда – потенциальная  Ева. Ученые даже назвали это «законом Евы». «В процессе половой дифференцировки эмбриона природа вначале создает Еву, а потом уже Адама», — утверждает  профессор Джон Мони, директор Центра психогормональных исследований при медицинском институте в Балтиморе.

«Мужской пол, можно сказать, своего рода — дефект рождения, — добавляет иммунолог доктор Стивен Уэхтел из Центра раковых заболеваний в Нью-Йорке, — Первоначально мы все тяготели к женскому полу».

Но и этого — мало. В последнее время некоторые выдающиеся теологи (католики и протестанты) вполне серьезно обсуждают вопрос: не является ли Бог существом женского пола? Известно, что во многих религиях Бог представлен в образе Матери. Сам факт такой дискуссии – любопытный пример убежденности в превосходстве женского начала.

Да, мужчины — слабее, продолжительность их жизни меньше, они не столь проницательны… Но вряд ли найдется мужчина, который предпочел бы быть женщиной (я не имею в виду тех, кто ощущает себя женщинами, по ошибке имеющими мужское тело). Не секрет, что у мужчин больше привилегий, больше денег, больше власти и больше независимости, чем у женщин. И все же исследования показывают, что есть в женщинах нечто такое, что заставляет мужчин чувствовать себя неуютно, а глубоко в подсознании — даже испытывать страх перед будущим. И это – несмотря на все их преимущества.

А женщины?.. Помните коржавинские строки:

Столетье промчалось. И снова,

Как в тот незапамятный год –

Коня на скаку остановит,

В горящую избу войдет.

Ей жить бы хотелось иначе,

Носить драгоценный наряд…

Но кони все скачут и скачут,

А избы – горят и горят.

 

И нет этому конца… Российские феминистки считают, что такое положение вещей не может сохраняться бесконечно, что россиянки не понимают степени своей дискриминированности, что необходимо открыть им на этот факт глаза, и тогда… Что – тогда?!. Мужчины начнут больше зарабатывать, станут добровольно стирать пеленки, а по ночам по собственной инициативе будут вскакивать к больным детям, чтобы дать им лекарство?.. Может, тогда они научатся готовить обед «из того, что есть», экономить на всем, на чем только возможно, ставить заплатки на брюки и поливать цветы?..

У моей знакомой был роман с мужчиной, намного ее моложе. Она была классным профессионалом в своей области, у него, в силу молодости, карьера пока не складывалась. Отношения были идеальные – он ее боготворил, носил на руках в прямом и переносном смысле и взял на себя все домашние обязанности. Счастье их было настолько полным, что однажды он даже мечтательно произнес: «Знаешь, чего бы я хотел? – Быть с тобой все время. Бросить бы эту работу, готовить тебе завтраки, ужины…» На мою знакомую такая перспектива подействовала как ушат холодной воды. Какой уж тут «мужчиноцентризм»!..

Большинство российских женщин мечтают только о том, чтобы их мужья заняли активную жизненную позицию, тогда женщина с детьми смогла бы спрятаться за широкой спиной мужчины и малость передохнуть после многовековой охоты на мамонта. Поэтому так трудно не согласиться с Викторией Токаревой, считающей, что «феминистки – женщины, у которых был очень плохой опыт общения с мужчинами, и они не хотят его повторения. Сажи Умалатова ударилась в политику и реализует себя социально только потому, что ей недостаточно интересен ее собственный муж».

Феминистки Запада активно борются за право быть с мужчинами «на равных», за право не быть в их глазах только женщинами. Есть даже специальный термин, который переводится с английского как «сексуальная угроза-оскорбление».  Любая женщина может потащить своего коллегу в суд по этому обвинению, ели он ненароком погладит ее по коленке.

Хотелось бы, чтобы меня правильно поняли – я вовсе не оправдываю мужчин, распускающих руки в официальной обстановке (как, впрочем, и в неофициальной, если это не поощряется со стороны женщины), но, поверьте, у них есть некоторое смягчающее их вину обстоятельство: мужчины чрезвычайно сексуальны по своей природе. Согласно специальным исследованиям, средний мужчина в возрасте от 35 до 40 лет думает о сексе почти шесть раз в час, а это означает, что эти мысли туманят ему голову весь день. После сорока лет интерес мужчины к сексу несколько ослабевает и мысли о нем одолевают мужчину всего лишь каждые полчаса. Ну, а после 55 лет мало кто из мужчин думает о сексе чаще, чем один раз в час…

Так что, господа, можете проследить в течение нескольких дней — насколько часто вас посещают мысли о сексе и сравнить свои данные с данными этого исследования. Но даже если вы думаете о сексе в два раза реже, чем средний американец, то все равно – этот вопрос волнует вас гораздо больше, чем среднестатистическую женщину.

А женщинам неплохо бы знать об этих исследованиях и почаще вспоминать о том, что они  – женщины, а потому должны быть сексуально привлекательными.

Вот такие мысли возникли у меня на презентации русского феминистского журнала «Преображение», который издается московским женским клубом «Преображение».

А закончить мне хочется словами американского психолога Джойс Бразерс: «Мы должны лелеять наших мужчин. Они так хрупки, печальны, уязвимы. Да, они агрессивны, упрямы, они нас бесят, и мы не знаем, чего от них ожидать, но, тем не менее – их нельзя не обожать. Кроме того, мы им нужны. Чего еще может желать женщина?.. Кроме того, чтобы иметь рядом с собой любимого, который ее любит. Мужчины и на это способны».

Все это прекрасно, скажут мне женщины, но почему все-таки мужчины никогда не опускают за собой крышку унитаза?.. А вы как думаете?

 

СРЕДИ ГНИЛЫХ ЯБЛОК ВЫБОРА БЫТЬ НЕ МОЖЕТ –

считают многие россияне. И, тем не менее, все мы, вместе с лидерами различных партий и кандидатами в новый парламент, неумолимо приближаемся к 12 декабря – очередному внеочередному рубикону в истории нашей родины.

Так за кого же проголосуют наши сограждане?.. Кто победит на выборах?.. Ответ на эти вопросы во многом зависит от того — кто и каких кандидатов выдвинул в ходе избирательной кампании. Ведь борьба за власть – дело захватывающее и многообещающее. Как пел Высоцкий: «В выигрыше даже начинающий». Даже проигравший в самом худшем случае останется при своем интересе, а выигравший… О, какие потрясающие перспективы открываются мысленному взору победившего на выборах! Дух захватывающие перспективы. Особенно, если учесть опыт и ошибки депутатов предыдущего набора.

Но кто же они, будущие правители обновленной России?.. О звездах первой величины говорить, думаю, излишне. Каждый их шаг высвечен сотнями доброжелательных юпитеров и весьма критически настроенных прожекторов. Но ведь есть и другие… Например, Лукьянов и Стародубцев. Ну, в какой еще стране политик, чье имя уже два года фигурирует в материалах по следственному делу о заговоре с целью захвата власти, может, едва выйдя из тюрьмы в связи с изменением меры пресечения, выдвинуть свою кандидатуру на выборы в парламент? И оставаться при этом подследственным. Да, с юридической точки зрения здесь нет никаких нарушений. И наши законы в этой области соответствуют нормам международного права, где теоретически такое тоже возможно. Но – только теоретически. Потому что история человечества не знает подобных примеров. Похоже, что честь и совесть, узурпированные в свое время компартией, мутировали в телах членов этой партии настолько, что стали уже своей противоположностью. Но… что делать?..  Презумпция невиновности – вещь серьезная. Но тогда почему бы и господам Хасбулатову и Руцкому не выдвинуть свои кандидатуры на выборы? Они тоже находятся под следствием, и по сходному делу. Правда, мера пресечения у них – содержание под стражей. Но ведь существует институт доверенных лиц…

Однако, это политики-профессионалы, акулы отечественного парламентаризма. Что же касается дилетантов, то (на мой взгляд) только люди с вялой тщеславностью отказались участвовать в предвыборной гонке. Остальные бодро движутся по гаревой дорожке к неизбежному финишу. И тут у некоторых избирателей возникает наивный вопрос: как собираются, к примеру, господа Газманов и Кобзон совмещать свою творческую и концертную деятельность с работой в органах власти на постоянной основе?.. Неужели сцена будет принесена в жертву трибуне? И кто в этом случае выиграет?  То, что проиграем мы с вами – понятно, причем проиграем сразу по двум пунктам: и как зрители, и как граждане. Заманчивая перспектива, не правда ли?

Однако, не стоит забывать, что среди кандидатов присутствуют и такие обаятельные личности, как Жириновский и Зюганов. Кстати, о коммунистах (не к ночи будут помянуты) – к сожалению, несбалансированная политика в области пенсионного обеспечения уже дала свои результаты: число россиян, поддерживающих все, что движется под красными знаменами, значительно возросло именно за счет пенсионеров. А что прикажете им, пенсионерам, делать, если официальный прожиточный минимум для пенсионера сегодня составляет 28 тысяч рублей (пусть тот, кто определил эту сумму, попробует прожить на этот минимум хотя бы месяц), а размер минимальной пенсии равен 14 тысячам рублей?.. Да, большинство пенсионеров получают больше этих 14 тысяч. В противном случае проблемы пенсионного обеспечения в России просто не существовало бы. Но ведь кто-то получает и эту минимальную пенсию и пытается не умереть с голода на улице. Ведь никаких сбережений у них уже не осталось. Этим людям трудно оценить программы, направленные на стабилизацию финансовой системы государства, но они вполне способны прочесть на кумачовых транспарантах лозунги про обеспеченную старость. Стоит ли говорить, за кого они проголосуют 12 декабря?..

Нельзя увести в светлое будущее только работоспособную часть населения в возрасте от 20 до 40 лет. У всех этих «работоспособных» есть неработоспособные родители, а у большинства — есть еще и неработоспособные дети. Психически нормальный человек не способен бросить на дороге старика и ребенка. Политики, не понимающие этого, обречены на поражение.

 

СТРАНА ВЕЧНЫХ ОЧЕРЕДЕЙ И ВЕЧНОЗЕЛЕНОГО ОМОНА

Сейчас уже мало кто помнит, когда в наших мирных конторах впервые появились представители вневедомственной охраны в пятнистой форме… Однако, сегодня уже нет ни одного уважающего себя заведения (не обязательно – питейного), на пороге которого не стоял бы (руки скрещены на груди, ноги на ширине плеч) «добрый молодец» из русской сказки конца ХХ века. Банки, офисы, рестораны, иностранные и отечественные фирмы, магазины, дискотеки… Пожалуй, только общественные туалеты и кинотеатры не обзавелись еще подобной охраной. Первые – потому что грабить туалеты в нашей стране еще не додумались, вторые – из-за тотальной нищеты, хотя цена билета на один сеанс уже перевалила отметку 800 рублей.

И при этом наше общенациональное уважение к человеку в форме (то есть с нашей точки зрения – представителю власти) настолько велико, что когда такой «добрый молодец» предлагает подождать на морозной улице, пока освободиться кассир пункта обмена валюты, мы послушно направляемся к выходу. Но вовсе не за тем, чтобы больше никогда не переступить порога этого банка (а именно так поступил бы любой уважающий себя, а не гипотетического представителя неизвестной власти, житель стран западной демократии). Нет, россиянин уважает не себя, а потому – топчется на морозе перед различными дверьми разнообразных контор и офисов, созданных для блага и удобства гражданина.

Зайдите в любой из отделов ГУМа, торгующих за валюту: первое, что вам предложат – это оставить у входа на столе ваш портфель или сумку. Но мало того, что вас заведомо подозревают в воровстве (что само по себе уже улучшает настроение покупателя), мало того, что тон продавщицы сразу извлекает из глубин памяти литературные портреты надзирательниц женских тюрем – самое смешное заключается в другом: магазин не несет ответственности за вещи, оставленные вами у входа.

И, тем не менее, несмотря на хамский тон продавцов (а где других взять?), несмотря на цены в 5 – 10 раз превышающие среднеевропейские, в валютные отделы ГУМа, где расположились магазины всех стран мира, стоят очереди… Нет, не тысячные (как в свое время в мавзолей), но по человек 50-60. И очереди эти — не за дешевым стиральным порошком, а за шелковыми (к примеру) блузками, цена на которые колеблется от 260 до 690 марок (что по текущему курсу составляет ровно 453 тысячи рублей за штуку). И ведь покупают! Хотя в Германии такая блузка стоит как минимум в пять раз дешевле.

Хотя… чему удивляться? В этом году в России было продано рекордно большое число автомобилей марок Мерседес и BMW последнего года выпуска. При этом цены на отечественные автомашины подскочили настолько, что самый дешевый «жигуленок» стоит 6 тысяч долларов, что уже просто ничему не соответствует…

И в это же самое время на Черемушкинском рынке, одном из самых дорогих в Москве, около дверей стоит с протянутой рукой согнутая годами и болезнями старушка.  «Подайте, кто сколько может…» — шепчет она, не поднимая глаз. И подают — в коричневом кулачке старухи зажаты мятые  рубли и трешки…

Господа, подающие старикам «на бедность», вы знаете, сколько сегодня стоит пакет молока?!. – 316 рублей! То есть – те же 30 копеек по-старому. Или (иными словами) — 10 рублей сегодня по покупательной способности равны одной доперестроечной копейке. Поэтому так стыдно видеть рубли в руках стариков, просящих милостыню. Побойтесь Бога!

Да, на Руси много несчастных: и стариков, и сирот, и инвалидов… Но вот собрались же люди да и построили храм Иконы Казанской Божьей Матери (что у входа на Красную площадь в Москве). Очень в духе российской традиции: сначала собирали – кто сколько даст, потом правительство выделило недостающие средства. И не прошло и полугода, как освятили новый храм, построенный на месте нами же разрушенного. И устремился народ поклониться иконе Казанской Богородицы… Много народу устремилось. Некоторым даже показалось, что чересчур много. А посему решили (чтобы не было каких-то непредвиденных нарушений порядка) огородить храм металлическими ограждениями и поставить наряд того же ОМОНа, чтобы регулировал доступ народа в церковь. А то ведь народ у нас – ну, что дите малое, того и гляди сам себя по глупости и подавит…

А мы?.. Что – мы?!. Мы послушно стоим в очереди на морозе, ожидая, когда «добрый молодец» в пятнистой камуфляжной форме разрешит нам войти в храм помолиться… Наверное, раз так стоим, то другого и недостойны. И неважно – по чьей инициативе (церкви или муниципалитета) стоят у храма ребята со скрещенными на груди руками! Уж они-то, действительно, ни в чем невиноваты. Но как надо не уважать собственный народ, чтобы солдату доверить решение вопроса: когда и в каком количестве пропускать людей в храм?

 

РУССКИЙ ЯЗЫК…

«Я не знаю, как отнеслись бы ко мне в Москве, если бы я вывесил флаг собственной страны на фронтоне собственного дома», — заявил 31 октября ведущий 4 канала Останкино Дмитрий Дибров в беседе с американской журналисткой Кэрри Голдберг.

Думаю, что в этом случае соотечественники отнеслись бы к Диброву с вполне понятным сочувствием, потому что «фронтон» (напомню, это треугольное поле под двускатной крышей здания) очень плохо приспособлен для вывешивания флагов. Другое дело – фасад. Тоже, кстати, двусложное французское слово на букву «эф», имеющее отношение к архитектуре. По понятным причинам ведущему 4 канала не составило труда перепутать два этих термина.

Тем более что по его собственному, ничем не спровоцированному признанию  он «недавно купил очень недешевую ХАТУ в Китай-городе, причем – с большой кухней, чтобы петь там (на кухне) под гитару» (конец цитаты). Чтобы окончательно убедить слушателей в том, что русский язык ведущего 4 канала Останкино Дмитрия Диброва «велик и могуч», приведу еще одну цитату. Поскольку покупка ХАТЫ была осуществлена при помощи фирмы-посредника, то в порядке благодарности и, видимо, рекламы, об этой фирме было сказано дословно следующее: «Они – мои друзья. Ведь это очень важно, чтобы тебя не кинули и не обули» (конец цитаты).

Не хотелось бы, чтобы меня обвинили в пристрастности по отношению к Дмитрию Диброву, хотя, что скрывать, парень он видный и за последние месяцы на ТВ явно (если пользоваться его лексикой) «прибавил», а проще говоря – пообтесался. Но все же, все же…

Стоит ему только открыть рот, чтобы произнести очередной с его точки зрения комплимент собеседнице,  как сразу хочется, чтобы он его поскорее  закрыл. Все знают детскую сказку о короле, который против собственной воли превращал в золото все, к чему прикасался. У Диброва – аналогичная проблема, с той лишь разницей, что он — все превращает в пошлость. Поэтому даже когда он хочет польстить женщине, это выглядит оскорбительно. В данном случае я не буду приводить примеров, потому что к Керри Голдберг я отношусь с большой человеческой симпатией. Что же касается самого Диброва, то с моей точки зрения наиболее гармоничной его  работой была его беседа с лидером Либерально-демократической партии господином Жириновским. Без слез умиления смотреть это было невозможно. Что ж, у каждого канала должен быть свой имидж, у 4 канала Останкино это – Дибров.

Да и не в нем, собственно, дело. Последнее время независимость средств массовой информации в основном стала, к сожалению, выражаться в полной независимости от общепринятых норм  литературного языка. О вкусе (в этом контексте) можно уже и не говорить.

Да, народ заслуживает такого правителя, которого имеет. Только не надо трактовать этот принцип столь бесконечно широко. Президента страны мы все-таки выбираем сами. А вот кто занимается отборов телеведущих?.. Хотелось бы, чтобы они (по возможности) были людьми воспитанными, умными и интеллигентными. Все-таки нам приходится с ними общаться каждый день, а нас – почти 280 миллионов. А если учесть еще и население дружественных стран, где также транслируются программы ЦТ…

Кстати, характерно, что у других каналов ЦТ подобные проблемы практически отсутствуют. Если не принимать во внимание непонятно откуда взявшуюся Лену Шмелеву, которая ежедневно возникает на телеэкране, чтобы пожелать мне «удачи на дорогах». Может, я чего-то не понимаю, но мне всегда казалось, что эфирное время стоит денег. И – немалых. Но, видимо, кто-то готов платить за такую «удачу»…

 

СТРАНА КУЛИБИНЫХ

То, что Россия – страна Кулибиных, знают все. И объясняется это в первую очередь тем, что главная задача жителей этой страны – выжить. Несмотря на все решения правительства. Отсюда и своеобразная смекалка. Ну, в какой еще стране мира подорожание продуктов может привести к появлению курятников на балконах многоэтажных домов? — Только у нас! Где еще можно осенним утром встретить на улице мужчину, прогуливающего на поводках двух несушек? – Только в Москве!

Где еще, кроме России, мог быть изобретен самый эффективный и экономичный способ стирки белья в гостиничном номере при полном отсутствии водопровода? Слушайте и записывайте: берется совершенно новый целлофановый пакет, в него кладутся носки, трусы, рубашка и носовые платки, засыпается стиральный порошок и заливается вода, заранее подогретая в кружке (кипятильником). После этого мешок завязывается шнурком от ботинка и некоторое время мнется в руках. Осталось только пойти в туалет в конце коридора и прополоскать чистое белье под холодной водой. Как говорится: быстро, дешево, удобно.

И Книга рекордов Гиннеса нам не указ! Это на диком Западе или технологически передовом Востоке умельцы в погоне за сомнительной славой строят дома из стеклянных бутылок.  А мы.. Мы в это время тихо собираем металлические пробки от этих самых бутылок – ведь если штук 100 таких пробок прибить к широкой доске острым краем кверху, то получится прекрасный скребок для очищения подошв ботинок от грязи!

Но совершенно отдельная статья – изобретения, связанные с муниципальным транспортом или телефонами-автоматами. Кто из нас не видел объявлений в коммерческих ларьках: «Имеются монеты достоинством один рубль. Цена – 15 рублей»? Понятно, что при таких ценах мысль изобретателя работает с особой интенсивностью. Уже разработано несколько способов бесплатного коммутирования с абонентом: с помощью спички, путем простукивания корпуса автомата по определенной схеме… Но самым эффективным и надежным с точки зрения экспертов является следующий: берется монета достоинством один рубль 1992 года выпуска, в ней сверлится крохотное отверстие, через которое продевается тонкая шелковая нитка длиной 20 см и – неразменный рубль для телефона-автомата готов! Пользоваться им надо также, как и обычным, но после окончания разговора (перед тем, как вы повесите трубку на рычаг) надо потянуть за шелковую ниточку и «неразменный рубль» снова окажется у вас на ладони, полностью готовый к дальнейшему употреблению. Но если вы поторопились повесить трубку до того, как вытащили из автомата свой рубль — забудьте о нем. Сколько бы вы ни дергали за ниточку – вожделенная монетка уже не выскочить из автомата. Конечно, не Бог весть какая хитрость, но не так уж и плохо для потомков косого тульского Левши, у которого «на щеке было родимое пятно, а на висках волосья при учении выдраны». И хотя за 170 лет технический прогресс шагнул далеко вперед,  и «машины сравняли неравенство талантов и дарований», все же некоторые жители России по-прежнему оказываются смекалистее других.

Возьмем, к примеру, общественный транспорт, проезд в котором дорожает день ото дня. Как выясняется при внимательном рассмотрении и здесь ситуация не совсем безнадежная. Вы приходите в гости к приятелю и видите, что у него в ванной плавают использованные талончики на автобус-троллейбус-трамвай. Не спешите иронизировать! Если взять такой, пробитый в нескольких местах и размокший в воде талончик и прогладить его утюгом, то бумажные волокна перераспределяться и полностью закроют дырки. В результате – в руках у вас окажется совершенно новый и годный к употреблению талон на проезд в общественном транспорте.

Так что – дерзайте! Изобретайте! Экспериментируйте! Ведь мы – страна Кулибиных, и так просто нас не возьмешь!

 

У НАС ВСЕ РАВНЫ ПЕРЕД ЗАКОНОМ, НО НЕКОТОРЫЕ – ЕЩЕ РАВНЕЕ.

Я не встречала еще ни одного автомобилиста, который замолвил бы доброе слово о сотруднике Госавтоинспекции. И причин тому – множество. Если же говорить обо мне, то как человек законопослушный и не нуждающийся в лишней головной боли, дальше превышения скорости и парковки под запрещающим знаком я не иду. Да и к этим средствам прибегаю только в случае крайней необходимости. Но поскольку платных стоянок в Москве – раз, два и обчелся, то парковаться «где застало» приходиться довольно часто.

Вот совсем недавний случай: поставила я машину и ушла по своим журналистским делам часа на два. А когда вернулась, обнаружила, что под «дворником» на лобовом стекле трепыхается какая-то бумажная «сопля» (клочок с неровными краями шириной 1 см и длиной 15 см). На бумажке этой убористым почерком бывшего отличника было написано: «Ваш номерной знак находится в таком-то ОГАИ по адресу…» И ни имени, ни даты, ни подписи. Из любопытства я обошла свою машину – действительно, задний номерной знак на ней отсутствовал. «Занятно», — подумала я, обводя взглядом площадь, ни одного инспектора ГАИ  мне обнаружить так и не удалось. Хотя на соседних машинах задние номерные знаки также отсутствовали.

На следующий день я позвонила в справочную МВД и выяснила телефон интересующего меня ОГАИ. Предупредив дежурного инспектора, что хочу встретиться с его начальником на предмет интервью, я отправилась по уже известному мне адресу. Начальника, как водится, на месте не оказалось, и мне предложили побеседовать с его заместителем. Тот – сама любезность! – проводил меня в свой кабинет, усадил… Но стоило мне достать диктофон, как он, еще не успев сесть, уже вскочил и бросился к двери: «Нет, нет, никаких интервью, у меня – срочное мероприятие, я сейчас уезжаю, вам нужен начальник — вот с ним и беседуйте…» Испуг его был столь велик, что выскочил из кабинета впереди меня и тут же исчез в каком-то коридоре. Надо сказать, что настолько бурной реакции я не ожидала, но… делать было нечего, и я вернулась к дежурному.

Через некоторое время появился сам начальник ОГАИ и — сама любезность! – провел меня в свой кабинет, усадил… Но стоило мне достать злополучный диктофон – тут же заторопился на «возложение венков», а еще у него срочно случилось совещание по поводу Дня пограничника и встреча со старшеклассниками.

— Скажите, почему вы так боитесь диктофона? – спросила я подполковника.

— Я?!! — Совсем не боюсь!

— Тогда в чем же дело? Я займу не более 15 минут. Меня интересуют права и обязанности водителя и инспектора ГАИ в свете новых правил.

— Вот вам книжечка, там все написано, – подполковник протянул мне брошюрку «Об административной ответственности за нарушение правил дорожного движения», — И выключите диктофон.

— Послушайте, меня интересует вопрос: имеет ли инспектор ГАИ право снять номерные знаки с автомашины, запаркованной в зоне действия запрещающего знака?

— Нет, не имеет. Выключите диктофон.

— Вы в этом уверены?.. А как вы прокомментируете вот это? – и я извлекла из своего портфеля злополучную бумажку.

— Я не буду с вами разговаривать. Давайте владельца и мы будем разбираться конкретно. И выключите диктофон.

— Ну, я – владелец… — устало призналась я.

— Выключите диктофон!

— Ни за что!

— Тогда – отдыхайте! – и начальник ОГАИ  покинул свой кабинет, оставив меня в одиночестве.

«Мило», — подумала я. Вернулся подполковник через пять минут: «Ну, что? Выключили диктофон?» — «Да». — «Какой ваш номерной знак?» — Я сказала. Подполковник взялся за телефонную трубку: «Инспектора Петрова с номерным знаком таким-то – ко мне».

С начальником  ОГАИ, в принципе – милым и профессиональным человеком, мы пробеседовали еще около часа. Он рассказывал о трудностях своей работы, о дочках, о том, что недавно получил квартиру, о том, что на «гаишников» смотрят как на поголовных взяточников, а сколько инспекторам приходится выносить хамства со стороны автомобилистов, о том, что только недавно сотрудникам, наконец, повысили зарплату, теперь инспектор «на улице» получает 130 – 160 тысяч в месяц…

Тут я должна отвлечься. Когда я, пересказывая этот сюжет своим друзьям, сказала про зарплату в 160 тысяч, моя приятельница, доктор психологических наук, вдруг замерла с открытым ртом… «Что с тобой?» — испугалась я. Татьяна натурально онемела на несколько минут. «Ты знаешь, сколько я получаю? – тихо спросила она. – 16 тысяч…»

Однако вернемся в кабинет начальника. На прощание он пригласил меня «заходить, если вдруг возникнут сложности» — «мы всегда все сможем уладить».

Финал этой истории был следующим: я вышла из кабинета и направилась к лестнице, за мной, неся мой номерной знак, шел начальник ОГАИ, за ним – инспектор с крестовой отверткой и саморезами. Так мы и прошествовали через весь двор на улицу, где начальник ОГАИ лично проруководил установкой номерного знака на мой автомобиль. Пока его подчиненный вытирал руки, начальник ласково прощался со мной, приглашая заходить почаще.

Однако если бы я пришла к нему просто как автовладелец, а не как журналист, финал нашего разговора был бы совершенно иным. Но я не хочу быть «равнее всех остальных» только потому, что могу предать гласности «житейские мелочи», я хочу быть – как все граждане моего государства. Вернее, я хочу, чтобы по отношению ко всем нам соблюдались законы. Если я нарушаю правила дорожного движения – долг сотрудника ГАИ меня оштрафовать. Но он просто не имеет права вешать на стекло моей машины клочок туалетной бумаги вместо уведомления о штрафе! И снимать номерной знак с машины он тоже не имеет права! А нет бланков – нечего и штрафовать!

Я не могу уважать власть, которая не уважает меня. И не принимаю никаких извинений со ссылкой на тяжесть текущего момента.

Давайте играть по правилам!

 

КТО СЕГОДНЯ ПОЕТ НА АРБАТЕ?

Представьте себе тихое солнечное утро в конце лета. Вы вышли из своей малогабаритной квартиры, спустились по загаженной кошками и пьяницами лестнице, ободранная дверь подъезда с грохотом захлопнулась за вашей спиной, и вот вы,  уже успокоившись после утренних неприятностей, неторопливо идете по дорожке Филевского парка, размышляя о бренности всего земного и о странностях нашего современного существования. Взять хотя бы его музыкальный аспект.

Помните, когда Арбат стал пешеходной улицей? Нет? А ведь случилось это не так уж и давно. Тогда москвичи стали говорить, что Арбат «офонарел». И в прямом (в связи с установкой новых фонарей), и в переносном смысле. Кто только ни пел на его тротуарах! Много кто пел. Но все они были волосаты, нечесаны и стопроцентно заджинсованы. А сегодня? Волосатые и заджинсованные поклонники тяжелого рока под давлением общественного мнения и милиции отступили в подземный переход на Арбатской площади, бетонные перекрытия которого в некоторой степени изолируют мирное население от грохота электромузыкальных установок.  Однако не советую вам покупать в этом переходе котят – из них вырастут коты-неврастеники.

Так кто же поет сегодня на Арбате? – Чистенькие и аккуратно подстриженные мальчики в свежих сорочках и галстуках. Просто – розовый период легендарной четверки из Ливерпуля. Все возвращается на круги своя. А вокруг поющего — сидят на теплых плитах Арбата москвичи и гости столицы самых разных возрастов и, задумчиво улыбаясь, слушают грустную песню нового поколения. Да, время нищих поэтов прошло, сегодня в моде поэты респектабельные…

Но вот через кольцо слушателей в центр круга пробирается не то подкуренная, не то подвыпишая личность в рваных и грязных джинсах. Черная кожаная куртка ощетинилась металлическими заклепками, давно немытые волосы свисают до плеч… Мужчина, возраст которого определить трудно, плохо держится на ногах, но весьма дружелюбен. Он пританцовывает вокруг поющего, лезет к нему обниматься, обращается к публике с призывами поддержать певца аплодисментами. Зрелище довольно дикое и неприятное, публика начинает смеяться на ним, кто-то пытается его прогнать… И тогда солист в светлом летнем костюме и белой сорочке обрывает песню и говорит: «Я прошу вас – не надо смеяться. Это — старейший музыкант Арбата». И все замолкают. И в тишине снова возникает голос, поющий о грустной любви. А тот, кого назвали «старейшим музыкантом», садится на тротуар у ног поющего и обхватывает руками голову. Грязный, худой, одинокий…

А в это время другие представители этого же поколения подъезжают к кафе на Бронной. И вороны, разбуженные автоматными очередями, с карканьем взлетают в темнеющее московское небо… Один мой немецкий коллега сказал, что Москва стала напоминать Чикаго 30-х годов. Я думаю, что слухи об этом сильно преувеличены. Но если уж говорить о схожести, то современная Москва, конечно же, гораздо в большей степени американский, нежели европейский город. Кстати, Чикаго – очень красивый город, просто надо знать – куда в этом красивом городе ходить не надо. Есть места, где вероятность получить неприятности весьма высока. Ни один белый по доброй воле и в здравом уме не поедет в так называемый Южный Чикаго. Даже в пьяном состоянии он этого тоже не сделает. Потому что это – опасно. Причем, гораздо опаснее, чем ужинать в ресторане, где любят собираться гангстеры и где случайно можно получить тяжкие телесные повреждения. И в этом смысле Чикаго, конечно, похож на Москву: в нашей столице тоже есть места, куда с наступлением сумерек ходить не рекомендуется. Ну, так и не надо туда ходить! Только искатели приключений отважатся на ночную прогулку по парку имени Горького. Или Измайловскому. Или Филевскому…  Вот утром – другое дело: светит солнышко, поют птицы, утомившиеся за ночь гангстеры мирно спят в своих (или чужих) постелях… Самое время для прогулок. Но вот странный звук достигает вашего слуха… Наконец, тропинка,  петляя между деревьями, выводит вас на поляну. Огненно-рыжий человек в килте (шотландской юбке) стоит, прислонившись спиной к березе, и играет на волынке…

А вы говорите – Чикаго!.. Москва – гораздо интереснее!

Кстати, Володя Лазерсон прекрасно играет на всех мыслимых инструментах, но сейчас он увлечен музыкой древних кельтов, к которой его соседи относятся достаточно сдержанно. Поэтому он вынужден прогуливаться со своей волынкой по дорожкам парка. Может, и вам повезет его встретить…

 

О НИКОЛАЕ ГУМИЛЕВЕ И ПАВЛИКЕ МОРОЗОВЕ

В начале сентября по российскому радиоканалу ведущая «Парламентского часа» сообщила слушателям, что в отечественной истории сентябрь месяц ознаменован двумя грустными событиями. А именно – в сентябре был расстрелян великий русский поэт Николай Гумилев и… в сентябре был «зверски убит кулаками» пионер Павлик Морозов.

Вот так, запросто, по воле радиожурналистки на одной доске оказались глубоко христианский поэт и — ребенок, преступивший пятую заповедь. Словно и не было 70 лет, когда имя одного было вычеркнуто из памяти народа, как имя врага, и когда именем другого клялись в верности правящей партии малолетние строители «светлого будущего». И партия, напомню, заботилась о новом поколении, она даже устроила для них в Крыму слет «Павликов Морозовых» — несколько сотен детей, повторивших «подвиг» убитого кулаками пионера, получили возможность бесплатно провести летние каникулы у моря и обменяться опытом. Правда, об этих подробностях «Парламентский час» своих слушателей не проинформировал. А ведь радиовещание, как указывал в свое время Ленин, является мощнейшим орудием культурной революции, позволяя создать «митинг с миллионной аудиторией», «газету без бумаги и расстояния». Главное – с умом отбирать факты для радиопередач.

Однако думаю, что даже самых отчаянных сторонников «единого и неделимого Союза» и социалистической идеи в ее советском воплощении передернуло от такого отбора. Потому что есть черта, переступить которую нормальному человеку невозможно. Если бы ведущая «Парламентского часа» с грустью вспомнила об очередной годовщине гибели русского поэта – это всеми слушателями, независимо от их политических симпатий, было бы воспринято с пониманием. Если бы она напомнила нам о «подвиге» пионера, предавшего своих родителей, это всеми (уверена, что всеми!) было бы воспринято отрицательно. Но объединив два имени – Николая Гумилева и Павлика Морозова – под заголовком «грустные события месяца» она нанесла оскорбления памяти поэта и всем нам. Что это — профессиональная глухота, глупость или эпатаж?.. Судить не берусь. Скорее всего, как это у нас обычно бывает, диктор хотела «как лучше». Получилось чудовищно.

И не надо думать, что я в чем-то обвиняю юного пионера. Он прельстился красным знаменем, с которым его галстук «цвета одного». Он вырос в стране Павликов Морозовых. И это — его беда, а не вина. Судить можно лишь взрослых, научивших его предательству, обольстивших его, сделавших его имя – нарицательным.  Если можно говорить о народе, как об одной семье, то именем поэта, принадлежавшего к этой семье, ею воспитанного, он (народ) может и должен гордиться. Но имя отрекшегося от родителей, от своего рода – лучше не вспоминать. Как стараются не вспоминать в нормальных семьях имена запятнавших себя предков.

Однако, «не вспоминать» не означает «забыть».

 

В НАШЕЙ ДЕРЕВНЕ ВОРУЮТ ПО-ПРЕЖНЕМУ

Четыре года назад я купила дом в Тверской губернии, в километре от брошенной жителями деревни. Тогда в моде была аренда. Пять мужиков с главной усадьбы колхоза решили выращивать бычков. Колхоз построил им ферму на 200 голов, дал молодняк. Но через два года все закончилось, как обычно. Ферма оказалась нерентабельной, оставшихся в живых быков увезли на мясокомбинат, арендаторы вернулись в колхоз.

Почему?.. Причин, думаю, много, но не последняя – отношение к этому делу самих мужиков: то они запьют и быки по трое суток стоят некормленые, оглашая окрестности в полном смысле слова нечеловеческим воем, то медведь задерет быка, да так, что только шкура и останется (медведи почему-то всегда приезжали по ночам на тракторе), то еще какая беда приключится… В общем, не прижилась аренда.

На смену ей пришло фермерство. Подались мужики в крестьянские хозяйства, разобрали колхозную технику в личное пользование, получили землю, покосы… И началось! Пока один со своего покоса уехал на обед, другой уже тут как тут – грузит его сено на свою телегу. Хозяин вернулся, а сено – словно корова языком слизала…

Дальше – больше. В то же лето началось тотальное ограбление огородов. Сосед у соседа в темноте всю капусту с грядок срезал, а тот – у другого соседа ночью всю картошку подчистую выкопал. Дошло до того, что стали на огородах по ночам с ружьями дежурить.

В общем: обустариваем Россию по-своему, как умеем. Что касается фермы на 200 голов, то она недолго простоит молчаливым памятником не прижившемуся арендному способу хозяйствования. В связи с подорожанием пиломатериалов ферма всего за месяц лишилась одного ската крыши (того, что был обращен к лесу) и части стен. К зиме процесс, думаю, будет завершен. По ночам доски тащат все: и местные, и москвичи-дачники.

Остается только констатировать, что эксперимент по стиранию грани между городом и деревней удался лишь наполовину: теперь воруют независимо от социального происхождения и прописки. И на этой благодатной почве пышным цветом расцветает классовая ненависть. «Городским» (будь то москвичи или такие же мужики из Волочка, которым нечем кормить коров, потому что в городе покосов им никто не выделит) объявлена война. А трава (выше пояса!) стоит некошеная – не пройти! Некому косить. Или – никому не надо?..

Я пошла в деревню — сказать, что если будут искать покосы, пусть придут ко мне на хутор. Мне показали мужика. Выяснилось, что Виктор живет в Волочке, работает на заводе, у него свой дом, сад, корова, которую надо кормить… «Конечно, скосим. А чем мы будем вам обязаны?» — «Да ничем…» — сказала я. Он взглянул удивленно. Дело в том, что сегодня траву на корню продают по 10-15 тысяч с сотки.

На следующее утро на перилах моего крыльца лежала роскошная темно-красная роза, аккуратно завернутая в целлофан. Солнечные блики играли на лепестках, покрытых капельками росы. Я остолбенела: «Спасибо…» — «Молоко-то возьми…» — грубовато крикнул мне от своего мотоцикла Виктор, показывая на трехлитровую банку на ступеньках.

А может – все-таки возрождается Россия?..

 

ТРИ ВЕЧНЫХ ВОПРОСА   (2 декабря 1993 года)

«Кто мы?» «Откуда мы?» «Куда мы идем?» — На последний вопрос до недавнего времени отвечали все одинаково: идем к светлому будущему, к молочным рекам в коммунистических берегах. Шли долго, выстилая дорогу костями своих соплеменников. Когда мираж, наконец, был назван своим именем и рассеялся, мы, задыхаясь в дрожащем, знойном воздухе идеологической пустыни, начали искать путь к столбовой дороге, по которой все эти десятилетия шла основная часть человечества.

Но возвращение блудного сына, имя которому – население шестой части суши, требует значительного времени. Поэтому каждый из нас сначала решил обратиться к собственному прошлому, чтобы на личном опыте понять причины, приведшие к столь плачевному результату. Ответить на вопрос «Кто мы?» большинство оказалось в состоянии: «Я – сын своих родителей». Имена дедушек и бабушек тоже помним.  А вот дальше начинается полный исторический мрак. Кто из нас знает, как звали его прадеда? А прапрадеда?.. А ведь это – всего один век отечественной истории. Но мало кто из нас может перешагнуть за границу 1917 года. Легче отыскать кости деда в колымской мерзлоте, чем могилы предков, похороненных в прошлом веке.

Великое переселение народов затоптало тропинки в семейное прошлое. А великий страх перед Системой разрушил семейные связи, обесценил само понятие «семья». Ибо сказал Господь, что до седьмого колена покарает род за грехи человека. Нет, сказал отец народов, сын за отца не отвечает. (А потому должен отречься от отца своего). И сказал Господь: «Да отлепится жена от отца и матери своих и прилепится к мужу своему». Нет, провозгласил отец народов, пусть отречется жена от мужа своего, и от отца, и от матери, и от сына. (Если не хочет разделить их участь). И отрекались, и жили в страхе, и не искали могил родственников.

Недавно моя приятельница попросила отвезти на машине ее больную мать на кладбище – навестить могилы родственников. Я согласилась. Был один из последних солнечных осенних дней, мы шли по дорожке старого московского кладбища. Когда-то у матери моей приятельницы было семь братьев, у всех были жены, дети. Дружили домами, по воскресеньям ходили друг к другу в гости… Но прошли годы, братья умерли, их жены – тоже, а дети даже и не знают друг о друге, о своих двоюродных братьях и сестрах. Более того, даже со своим родным братом моя приятельница не виделась уже несколько лет. А две ее дочери даже не подозревают, что в Москве существуют еще семь ветвей их фамильного древа. Да им это и неинтересно. У них нет прошлого.

А у нас?.. Кто из нас может похвастаться детскими воспоминаниями, в которых присутствует бабушка с ее пирогами и сказками, чердак, заваленный скопившимся за десятилетия хламом, да хоть просто какая-нибудь загадочная старинная вещь, принадлежавшая еще прабабке?..

А ведь сказка и история (то есть — фольклор и наука) для ребенка вещи — абсолютно тождественные, он воспринимает не абстрактную историю государства, а только – овеществленную историю дедушкиного кресла, плывущего по волнам истории страны. Только прикасаясь к вещам, принадлежавшим его предкам, ребенок способен осознать себя частью рода. Эту книгу в начале века читал его прадед, она еще хранит тепло его рук, вот пометки его карандаша на полях…И далекий 1914 год перестает быть историей России, он становится историей семьи.

И тогда сквозь тьму десятилетий начинает проступать ответ на вопрос «Откуда мы?».

 

СКАНДАЛ ВОКРУГ ДОМА РОССИЙСКОЙ ПРЕССЫ (декабрь 1993 года)

Прошли выборы. Результаты их одних повергли в уныние, других – в состояние, близкое к эйфории. Мало кто ожидал, что лицо нового фюрера покажется симпатичным почти 18 процентам избирателей. Если бы речь шла о какой-нибудь банановой республике, многие бы просто пожали плечами – каждый народ имеет такой парламент, которого он заслуживает. Но в данном случае этот выбор коснулся каждого из нас. И коснется еще не раз.  А пока на улицах откровенно торжествуют пожилые коммунисты и женщины неопределенного возраста и неопрятного вида.

13 декабря работники Дома российской прессы, исчерпав все общепринятые средства разрешения конфликта с властями, вышли с плакатами на Пушкинскую улицу и перекрыли движение. Надо честно признать – журналистов было немного: сотни две, может быть, чуть больше. Они не были агрессивными, скорее – смущенными.. Но как легко, оказывается, можно перекрыть движение на одной из центральных улиц столицы!.. Никто из водителей даже и не пытался возражать. Остановились троллейбусы, легковые машины спокойно стали сворачивать в боковые переулки. «Демонстрация, что тут поделаешь…» А журналисты стояли с самодельными плакатами, большинство которых было адресовано президенту: «Поматросил и бросил?!..», «Если друг оказался вдруг…», «Рука дающего склонна к измене.», «Ну, Борис, погоди!». Тележурналисты увлеченно снимали всю эту тусовку для своих служб новостей, а прохожие, плохо понимавшие суть происходящего, равнодушно шествовали мимо. Лишь одна седая, коротко стриженая женщина в сбившемся набок платке с упоением сыпала проклятьями в адрес демократической прессы: «Так вам и надо! Вы ведь все за Конституцию голосовали! Давно пора было вас разогнать!». И далее – уже на грани цензурности. Отрекомендовалась она, кстати, преподавателем высшей школы, чем вызвала почти библейский ужас на лицах присутствовавших.

Через 40 минут к демонстрантам подъехала машина муниципальной милиции, из которой через мегафон собравшимся сообщили, что водители троллейбусов обладают равным со всеми гражданами правом на труд. С этим присутствующие тут же согласились, но уйти с проезжей части тем не менее отказались.

Еще через несколько минут около демонстрантов притормозила красная «девятка» без опознавательных знаков. Улыбающийся молодой человек в форме и с автоматом поинтересовался: «Чего вы этим добиваетесь?..» — «А вы почитайте, — улыбнулись в ответ журналисты и вся шеренга, словно избушка на курьих ножках, повернулась к Охотному ряду задом, а к представителю власти – передом, то есть — плакатами. Однако молодой человек отмахнулся: «Читать у нас времени нет. Мы – группа немедленного реагирования».  Тут уж немедленно отреагировали труженики пера – они расхохотались. На том и разошлись.

Продемонстировав около часа, озябшие журналисты вернулись к своим профессиональным обязанностям, после чего троллейбусы, наконец, возобновили свое кружение по Москве. Правда, напоследок, оргкомитет призвал всех в следующий раз перекрыть Тверскую улицу. Но до этого еще надо дожить.

Так в чем же суть конфликта? — Дело вот в чем. 29 января 1992 года президент Российской Федерации Б.Ельцин подписал Указ № 64 О создании Дома российской прессы в здании по Пушкинской улице дом 26. И все возрадовались. Особенно возрадовались 35 изданий (включая Комсомольскую правду, Смену, Москвичку, Вечерний клуб, Труд, Голос, радио «Эхо Москвы»). Но радовались все недолго, а именно – всего год и девять месяцев. 2 декабря 1993 года президент Российской Федерации подписал  новый Указ № 2072 О размещении палат Федерального Собрания Российской Федерации в здании по улице Большая Дмитровка (которая в реальной жизни называется Пушкинской) дом 26. То есть именно в доме Российской Прессы.

И вопрос даже не в том – сумеют ли 180 депутатов найти друг друга в сложных переплетениях коридоров бывшего Стройкомитета (а потом — бывшего министерства Павлова, а ныне – Дома Российской Прессы). Хотя есть подозрение, что заплутают наши депутаты в этом громадном здании и окажутся навсегда утраченными для своего народа. И не в том даже вопрос – куда должны в срочном порядке выехать 35 редакций газет и журналов вместе со своей дорогостоящей оргтехникой и во сколько миллионов это обойдется налогоплательщикам… И даже не в том – кто будет платить по суду миллионные неустойки  за расторжение без видимых причин долгосрочных контрактов на аренду помещений (понятно, что опять же – налогоплательщики, больше-то некому)…

Вопрос куда проще – кому выгодно поссорить президента с демократической прессой сразу же после столь неудачно завершившихся выборов?.. Ведь не сам же Борис Николаевич составлял этот злополучный указ № 2072, где даже адрес дома указан не по Пушкинской улице, которую знают все, а по Большой Дмитровке, которая так и не прижилась в сознании москвичей, несмотря на постановление Моссовета.