Генеральному прокурору СССР

от Рытель Марии Степановны

проживающей в г. Москве по

ул. Усачева, д.19-а,  корп. 1, кв.35

ЗАЯВЛЕНИЕ

Мой муж, КАТЫС Петр Иванович, рождения 1875 года, уроженец села Мирки Венденского уезда, под г. Рига, Латвийской ССР, по национальности латыш, в 1928 году проживал в г. Москве по ул. Усачева д. 19-а, корп. 1, кв. 27, был арестован органами Госбезопасности и через месяц освобожден Особым Совещанием, без права проживания в г. Москве, Ленинграде и Ростове-на-Дону, был выслан в г. Орел, где (не помню) в 1929 году или в 1930 году был вновь арестован и перевезен в Бутырскую тюрьму, где он находился в Бутырской больнице и в 1931 году «Тройкой» 2 марта был расстрелян. Мне выдано свидетельство о смерти из Московского ЗАГСа за №74.

Я никогда не верила, что мой муж, которого я очень хорошо знала, как подлинного патриота, мог бы совершить преступление против своей родины, т.е. быть «врагом народа», как осудила его «Тройка».

Сейчас, когда враги народа Берия и его сподручники разоблачены и официально стали известны подлые методы их работы, заключавшиеся в том, что, преследуя вредительские цели, уничтожались честные советские граждане, я считаю своим долгом поставить вопрос о посмертной реабилитации моего мужа КАТЫСА Петра Ивановича.

В чем его обвиняли, я не знаю, но уверена, что если дело мужа будет тщательно проверено, то он не может быть не реабилитирован.

Всю свою жизнь он, работая, занимался самообразованием, изучая как иностранные языки, так и науки, специальные и общие. В 1914 году он  окончил Московский Университет по факультету юридических наук, а в 1915 году — Московский Коммерческий институт.

В Почтово-Телеграфном ведомстве Катыс Петр Иванович начал работать еще при царском правительстве в одинадцатилетнем возрасте. И работал до конца своей жизни. Вступил н в члены Профсоюза в 1917 году.

До 1916 года мой муж работал сначала Заведующим Московским телеграфом на Кировской улице, а затем — Заведующим Московским Почтамтом. Вся его жизнь, как и служебная деятельность проходила в Москве.

В 1916 году, как политически неблагонадежного, царское правительство выслало его в г.Орел, где он с большим понижением получил место Начальника Почтово-Телеграфной конторы, и лишь потом его назначили Начальником Орловского Почтово-Телеграфного округа.

После революции Катыса Петра Ивановича вызвал в Москву Нарком Связи тов. Подбельский. 10 октября 1918 года Катысу П.И. было дано ответственное поручение — как представитель Центра во главе с комиссией он был направлен в города Казань,Самара, Саратов на восстановление после разрушения связи Сибирского Тракта (имеются документы). Поручение это он выполнил, за что получил благодарность.

В течение ряда последующих лет Катыса П.И. направляли на Всемирные конференции: Стокгольм, Париж, Берлин, Италия, за проведение их он получал благодарности и имел прекрасные отзывы от всех трех Наркомов, а также от тов. Довголевского, который впоследствии работал нашим представителем во Франции. В 1930 году тов. Довголевский дал моему мужу положительную характеристику в ГПУ.

В 1929 году Катыс П.И. был выслан из Москвы в г. Орел и, хотя оставался на учете как специалист, он принужден был работать на Орловской мельнице в качестве счетовода.

Арест и осуждение моего мужа явились незаслуженными и тяжелыми не только для него, но и для всех нас, его близких.

Мой отец, Степан Константинович Березовский — ветеран революции 1905 года, член общества старых большевиков, герой Труда, персональный пенсионер, знал в прежние годы моего мужа, как революционера. Отец отдал все свое здоровье и силу на борьбу с царским режимом, за что ему пришлось испытать гонения царской власти и пережить, как он писал, ужас голода, холода и нищеты.

Сама я с 1917 года работала в качестве работника связи ( в полевом штабе в Московском ГПУ и а Химическом заводе).

Мужа нет в живых с 1931 года. И вся тяжесть его осуждения пала на меня и на его сына. 25 лет я непрерывно страдала от этой жестокой несправедливости, от этого незаслуженного позора.

У меня есть новая семья, но я считаю своим товарищеским долгом поставить вопрос о пересмотре дела моего мужа и его посмертной полной реабилитации.

Дата: июль 1956 года                                        Подпись: Рытель М.С.

 

 

Мой дед,  Катыс Петр Иванович, был реабилитирован в октябре 1957 года. Через год после моего рождения.