Skip to content

Моня — мой любимый алабай…

История появления у меня Мони — странная и запутанная. Его нашли в Мамонтовке в апреле 2013 года. Он был совершенно глухой, избитый, отечный, грязный и никогда не чесанный… Еле ходил. Вот его дневник.

7 мая 2012 года

У меня сейчас гостит алабай весом 67 кг. И пару дней назад мне надо было его свозить в ветклинику.
Надо было видеть, как мы с пятилетним внуком грузили эту почти 70-ти килограммовую тушу в машину. А он спокойно стоял с видом: «Вам надо – вы и грузите, а мне и так хорошо». В результате, после нескольких тщетных попыток заставить его самого залезть на заднее сидение, пришлось вооружить внука куриной котлетой и концом поводка, проброшенного через салон машины. Ну, а дальше – сюжет известной песни «Эх, дубинушка, ухнем!» Внук упирается ногами в пороги машины и всем своим тщедушным весом пытается сдвинуть алабайскую голову хотя бы чуть-чуть в свою сторону, а я, обняв необъятную алабайскую грудь, пытаюсь его приподнять и засунуть хотя бы передние ноги в салон. После того, как передняя часть кобеля уже оказалась в машине, мы, передохнув, перешли в задней половине. Алгоритм был тот же. В общем, кое-как загрузились. И поехали. Но кобель решил, что с заднего сидения ему недостаточно хорошо видно дорогу, и уверенно переместил свою переднюю половину к лобовому стеклу. Нет, я, конечно, остановилась (вынужденно), но водители встречных машин, думаю, получили большое удовольствие, наблюдая, как я, сидя в водительском кресле, пытаюсь засунуть алабайские килограммы обратно на заднее сидение. После этого пришлось привязать его поводком к изголовнику заднего сидения. Поехали дальше. Но когда уже выехали на трассу, я вдруг получила сильнейший удар по голове – хороший такой «хук справа». Я даже не сразу поняла, что это было — а это кобелино, поняв, что головой до меня не дотянуться, решил действовать лапой. 
В результате, когда мы под проливным дождем приехали в клинику, выяснилось, что наш врач уехал по срочному вызову. Пришлось снова на глазах изумленной публики грузить алабайскую тушу в машину и ехать в другую клинику. А после приема у врача – повторить на бис в третий раз трюк с погрузкой. Поглазеть на этот аттракцион вышел весь свободный медперсонал.

13 июня 2013

Он родился в самом начале марта, когда везде еще лежал снег. Но в логове, рядом с маминым боком, было тепло и сухо, а вокруг спали его сестренки и братишки. Первые три месяца жизнь казалась ему удивительно увлекательным занятием – вокруг было столько интересного… А потом случилось что-то ужасное – его посадили в ящик, стало темно и страшно, вокруг стоял гул и грохот… Маленький алабай забился в угол и дрожал. Так продолжалось очень долго – самолет летел через всю необъятную страну, пересекая параллели и часовые пояса.
Так он оказался в новом доме, где началась совсем другая жизнь. Сколлько он там прожил, он уже не помнил, но через какое-то время его почему-то отдали незнакомому мужику, который и увел его в свой, совершенно другой мир. Его посадили на цепь рядом с будкой и сказали: «Охраняй!». Но он не понимал – от кого и как он должен «охранять». Ведь все люди вокруг были его друзьями. Он искренне всех любил и готов был лизать любую протянутую к нему руку. Он был добр и ласков со всеми. Но хозяин требовал «Охраняй!». А он – не мог. И тогда его стали бить. Долго и жестоко, всем, что попадется под руку. Он закрывал глаза, вжимался в землю… А удары все сыпались и сыпались на его голову. Но он все равно не мог зарычать и броситься на человека. Этот огромный пес был добрым, такой дар был ему дан при рождении. Он не знал, что люди считают, что алабаям положено быть злыми. А хозяин все требовал: «Охраняй!» и снова, и снова его бил, пытаясь пробудить в нем злость. Так продолжалось довольно долго: короткая цепь, будка и непрерывно сыплющиеся на голову удары… Пес закрывал глаза и покорно переносил все. Видимо, такова его судьба, думал он, глядя в ночное небо. А потом что-то случилось… 
Он лежал на автобусной остановке — усталый, избитый, голодный, грязный… Огромный. Люди с опаской смотрели на бездомного пса, кто-то просто обходил его стороной, а кто-то решил вызвать полицию и отстрел. 
Потом были чужие, но добрые люди, клетка, непрерывный лай десятков собак… И вдруг все снова изменилось. 
Пес вылез из машины. Свобода. Нет ни цепи, ни клетки… Он понюхал воздух — пахло весной, покоем и… чем-то крайне привлекательным. К нему бросились сразу пять собак. И среди них не было ни одного кобеля… Пес поднял хвост и пошел знакомиться. Началась новая жизнь.

Вот такая история. Знакомьтесь — Моня, кобель, 4 года, 65 кг.
Что-то бесконечно беззащитное есть в этом огромном псе. Именно — доверчивое и беззащитное. 

Прошло 6 недель. Моня стал смеяться — валяется на спине в гостиной и дрыгает ногами в воздухе. При этом еще и взрыкивает от удовольствия. По ночам храпит, как пьяный боцман. Я его вычесала и отмыла. Он заметно похудел (благодаря моим усилиям). Или — это просто спал отек от побоев. Конечно, лечимся, как же без этого? Но все это преодолимо. Моня — спокойный, ласковый и сдержанный пес, абсолютно адекватный и управляемый. Он вообще не лает, только храпит и хрюкает. Очень внимателен к тому, что я говорю. Делать с ним можно все, что угодно – абсолютное доверие человеку. Любит всех – и своих, и чужих.
В общем — совершенно «бесполезная» собака, даже «хуже» ирландского волкодава.

Но главное — мне опять повезло: по характеру он – копия Грея. Даже удивительно. Ощущение, что Грей – вернулся.

Он потихоньку раскрывается. Но главное его качество — доброта. Он даже для вида не пытается охранять. Очень гармонично все стало в нашем доме.

На самом деле, я как-то успокоилась… Нет, не забыла своих мальчишек, но… надрыва уже нет. Просто — тихие слезы.
А алабайская морда — трогательная до невозможности.

В клинике, куда мы ездили сдавать кровь и обследоваться, в кабинет неожиданно зашла уборщица со шваброй… А я как раз рассказывала врачу о том, что он — забитый до предела. Моня тут же подобрался, напрягся, а бежать-то — некуда… Врач сразу же попросила уборщицу выйти, а потом грустно так сказала: «Господи! Ты же мог здесь всех убить, а боишься швабры…» Он до сих пор шарахается от резкого жеста, но уже не так, как в первые дни. До сих пор плохо слышит (отит), а месяц назад вообще не слышал. 
Но такой трогательный медведь… подойдет, положит морду на колени и ждет, когда погладят.

Только что эта алабайская тушка — впервые — вдруг упала на спину, стала дрыгать ногами в воздухе и взрыкивать, а потом вскочила и (с пробуксовкой по керамограниту) вылетела в открытую дверь и промчалась по лужайке в полном восторге от жизни. Девки стояли, онемевшие и окаменевшие, ошарашенно взирая на это представление. Он оттаивает.

14 июня 2013

На самом деле я очень рада, так как это — фантастический прогресс. В первый день, как он приехал, я была просто в шоке. Вот несколько примеров:
— Я выходила из ванной со шваброй – протереть пол. Увидев в моих руках «палку», шарахнулся так, что я даже испугалась, что порушит всю мебель в доме.
— Шел впереди меня по участку, я, догнав его, подбадривающее хлопнула его по спине. Испугался так, что сразу упал и прижался к земле. Разве что только голову лапами не накрыл.
— Лежал на террасе, спиной к двери, тер уши, потом начал упоенно их чесать, вышла к нему и окликнула. Шарахнулся с террасы так, словно его палкой огрели. Потом остановился, заискивающе завилял хвостом. Но больше на террасе спать отказался, лег на землю.
— Когда зовешь – подходит на полусогнутых лапах, опустив голову, словно ожидая удара. 
— Вечером позвала в дом – спать, девки встретили рыком, попереминался с лапы на лапу, потом подошел к столу и задрал лапу (метить), за что тут же получил слегка ладонью по хвосту. Шарахнулся, как будто ударили всерьез, аж поскользнулся на плитке. Выпустила на улицу.

Не говоря уж о том, что он еле ходил, подняться на крыльцо (пять ступеней) было проблемой: останавливался, сосредотачивался и с трудом преодолевал эти ступеньки. Похоже, что он был серьезно избит и у него все болело… Сейчас это — совершенно другой пес.

А ступени он уже научился преодолевать без проблем.

Тут к нашей калитке подходил таджик в поисках работы… 
Все девки, конечно же, моментально оказались у ворот с различными комментариями в адрес таджика. Один Моня степенно подошел, постоял, послушал, как излагает через забор свои предложения гость из Средней Азии, а потом — чисто из любопытства — встал на задние лапы, чтобы лучше видеть… (Калитка у меня — штакетник, с внутренней стороны зашитый листом прозрачного поликарбоната.) Так вот, как только сквозь этот поликарбонат товарищ увидел эту монументальную алабайскую скульптуру — его как ветром сдуло. И больше предложений сделать что-то у меня на участке я не получала.

18 июня 2013

Газон скосила, там, где косилка не берет, ножницами все постригла, и, преодолев свой панический страх клещей, сходила погулять в поля с собаками. Тремя. Детка, Дуся и Моня. Мелких не взяла. Пришли обратно, всех вычесала и подробно изучила — вроде никого не подцепили. 

Моня так (полтора часа в хорошем темпе по пересеченной местности) гулял впервые. Первые 20 минут был страшно заинтересован происходящим, а потом переместился мне за спину (на поводке) и плелся из последних сил. Теперь участники турпохода спят в живописных позах.

19 июня 2013

Моня меня сегодня удивил. Сначала я случайно застукала их с Деткой, причем Детка «душила» поваленного на спину Моню прямо на полу посреди гостиной. 
А потом, уже вечером, Моня начал играть. Сначала наблюдал за играми Детки и Дуси, а потом сам бросился в погоню за Дусей… 
Так что теперь Дуся изображает «оленя», а Моня и Детка — «охотников». Зрелище захватывающее… 

20 июня 2013

У меня — проблема: Моня любит поваляться на плитке около ворот. Результат — появились потертости на локтях. Мажу Тридермом каждый день, но — сами понимаете… Я ему уже и ковер шерстяной постелила — игнорирует, ложится в другом месте.

Сегодня с утра построила ему настил из досок 180 на 90 (их было у меня), поставила в угол, где он любит валяться в тенечке, застелила ковром. Ждем-с…  Пока гаденыш спит в гостиной (в дом прохладнее)…

9 июля 2013

А Дуся… бедная Дуся… Она по-прежнему находится «в контрах» с Вождем краснокожих (моим внуком) и периодически бросается на него с лаем. Ребенок в ответ орет, как резанный, мгновенно переходя в ультразвуковой диапазон, от чего все живое (и мои нервные клетки — в частности) гибнет мучительной смертью. Так вот Моня, считающий себя лучшим другом детей, всякий раз бросается аки лев на защиту «бедного малыша». Зрелище впечатляющее. Дуся сама уже не рада, что находится в конфликте с Вождем, но мальчик все делает для того, чтобы конфликт сохранялся.

15 июля 2013

Эх, лечили мы с Моней уши, лечили… и вот через два с половиной месяца наступило, наконец, улучшение — он стал слышать. И грозу — тоже…  
Долечились на свое горе. 
Теперь он даже шум дождя слышит. И это его беспокоит. А этот факт, в свою очередь, беспокоит меня. Вчера во время грозы эта алабайская тушка пришла ко мне, прижалась, засунула голову мне подмышку и стала пыхтеть. 
Вообще-то его можно понять — столько времени жил в полной тишине и вдруг выясняется, что окружающий мир — полон звуков, и звуки эти могут быть весьма неприятными. Эх…

16 июля 2013 года

Исчерпав все развлекательные возможности на участке (как то: бассейн, летающие тарелки и игры в футбол, прятки и догонялки), мы теперь два раза в день ходим «гулять» — то есть гонять на велике по поселковым дорогам. То есть гоняет, естественно, Вождь, а я с Моней, Деткой и Дусей следуем печальным эскортом за «их светлостью». 
Не могу сказать, что поголовно все жители поселка, увидев компанию из праздношатающихся Детки и Дуси и гордо шествующего на поводке Мони, походят в неописуемый восторг, но комментарии свои они оставляют при себе. Мы же стараемся соблюдать правила общежития, потому на детскую площадку — ни ногой, несмотря на возмущенные вопли Вождя, желающего кататься на качелях. В общем, мне опять нескучно.  
Кстати, Детка — девушка «балетная» и трепетная, но рядом с Моней она чувствует себя гораздо увереннее. Надо видеть, как они вышагивают плечом к плечу по дороге — Красавица и Чудовище. Или — в современной транскрипции — девушка модельной внешности и «качек».

31 июля 2013 года

Утро было безоблачным. День обещал быть спокойным. И решила я сходить в лес, накопать папоротников, чтобы декорировать забор на особо затененных участках. Для удобства, кроме неизбежного Вождя взяла с собой Детку и – естественно – Дусю. Накопала полную тачку, приехала с этим богатством к родному забору. Все благополучно вошли в калитку. Все, кроме Дуси, естественно. Я долго ее уговаривала и так, и этак… И в какой-то момент утратила бдительность. И тут эта сволочная алабайская морда по имени Моня вдруг стартовала, благополучно миновала препятствие в моем лице и «включила четвертую передачу». Поселок в ужасе затих, услышав мой вопль: «Стоять!» А толку-то… Моня несколько раз обернулся и устремился в голубые дали. Я с частью собак, выскочивших под шумок вместе со мной из калитки, бросилась в погоню. Вождь замешкался и оказался запертым на участке, откуда и посылал нам вслед сигналы, вполне способные соперничать с сиреной пожарной машины. Но бабушке в тот момент было не до внука. Мы с Моней неслись по поселку, рядом радостно скакали Детка, Дуся и Керри. Но расстояние между мной и Моней быстро увеличивалось. В конце концов, на очередном повороте я потеряла его из виду.

Я еще долго металась по поселку, пугая местных жителей, и свистела, и звала… Результата – ноль. В общем, картина маслом: середина лета, кругом полно детей, мамаш с колясками, пенсионеров с собачками… И – алабай, не терпящий кобелей, в свободном полете. Оставалось только застрелиться.
Потом – быстрый обзвон всех знакомых в поселке, включая сторожа: «Моня сбежал!» Через некоторое время сторож перезвонил и сообщил, что гордый корабль под названием Моня только что миновал КПП и двинул по шоссе в сторону ближайшего населенного пункта. Я – бегом домой, внука – в машину, всех остальных — в дом. И на предельно возможной скорости — в погоню за этим алабайским гадом, которого последний раз видели у магазина. Дальше все, как в кино: «Вы не видели тут такую белую собачку?.. Большую?» — «Видели, во-он там…» 
Понятно, что «во-он там» в данный момент уже никакого алабая нет. Ну, и все по новой… Потом один мужик посоветовал спросить у охранника частной закрытой православной школы. 
«Не пробегала ли мимо вас такая большая белая собачка? – Да. Пробегала. – А давно? – Да только что… — И куда побежал? – Да вон туда…» — невозмутимо отвечает охранник, показывая на закрытую территорию школы.- «Но вас я туда пропустить без пропуска не могу.» 
То есть алабаю пропуск на территорию детского учреждения не нужен, а мне – нужен. Но – созвонился с начальством, получил разрешение и пропустил. И вот идем мы с внуком по удивительному саду красоты неописуемой, кругом ни души, только я без особой надежды периодически вскрикиваю: «Моня!» И вдруг Вождь как заорет: «Я вижу его!!!» И действительно – нам навстречу чешет по выложенной брусчаткой дорожке Монечка, причем с таким видом «Ну, где же вы застряли? Я вас тут уже устал ждать…Что, побыстрее не могли меня найти?» Ну, а дальше все – как в сказке: практически сам пристегнулся на поводок, сам себе скомандовал «рядом», в машине положил голову мне на плечо и всю дорогу честно капал слюнями «маме» за шиворот, потом дома долго пил, теперь не отходит от меня ни на шаг. На всякий случай. Гаденыш алабайский…

Я потом (уже дома) в глубокой прострации выкурила подряд уже не помню, сколько сигарет (выпить нечего было) и произнесла целую речь (полный текст приводить не буду по понятным соображениям) в адрес Дуси. Основная мысль была: «Все мои неприятности — только из-за тебя!»

Теперь если надо просто приоткрыть калитку — алабайская морда фиксируется на поводок. Во избежание, так сказать…

15 сентября 2013 года

Приехала я на дачу под проливным дождем, а из-за забора — дружный лай миттелей, которых я перед отъездом закрыла в доме. Уже интересно… «Младшенькие» — Детка, Дуся и Моня – оставались на улице. Открываю калитку – меня встречают все 6 собак, дверь в дом – настежь, отливная доска по одной стене дома оторвана и погрызена, все коврики свалены в кучу под дождем … Про полы в доме просто молчу. Но все очень рады моему возвращению! 
Все-таки приятно, когда тебе так радуются…

17 сентября 2013 года

Моня убежден, что он — самый крутой кобель Москвы и окрестностей. А может — и всего пространства СНГ. В общем, круче него только крутые яйца. А гарем из пяти красоток только усиливает его убежденность в этом. В общем, на обозримом Моней пространстве кобелей быть не должно. Совсем. А в остальном — плюшка: доверчивый, стеснительный, податливый добряк. Трогательный до невозможности.

23 октября 2013 года

С началом заморозков мы стали гулять в ежедневном режиме. Все-таки это — фантастическое удовольствие. Даже несмотря на то, что не хочется одеваться, как охотник, не хочется тащиться в раскисшие поля под моросящим дождем… Но когда видишь, как свободно несутся по полю полные сил собаки, все это отступает, остается — чистая радость свободы и простора.
А поскольку прогулки наши имеют исключительно прикладное значение, а именно — хорошая, постоянная и постепенно увеличивающаяся нагрузка для мышц и связок, то передвигается мы в пространстве с хорошей скоростью роты на марш-броске. То есть — никаких цветочков, мечтательности и неторопливости, только — вперед. И так — все 8 км маршрута. Сначала Моня начинал отставать уже после первой трети, а потом стал довольно уверенно шагать впереди меня практически до конца перехода. И вот решила я накинуть пару км к уже имевшимся (для увеличения нагрузки). Моня юмора не понял. Совсем. При этом юные «сайгаки» Детка и Дуся эту дополнительную пару км вообще не заметили. А что?.. Как известно, для какой-то там собаки «семь верст — не крюк» . 
Но тем не менее, когда мы, возвращаясь, вступаем в свой родной лес, все страшно оживляются, «включают» четвертую передачу и, уже ни на что не отвлекаясь, чешут по тропе домой со все возрастающей скоростью. Финишируем мы практически рысью, хуже всего при этом чувствую себя я (рысью, в горку, 2 км… — года мои уже не те.) Кстати, поразмыслив, я решила, что старшие девки достигли того возраста (10, 9 и 8 лет соответственно), когда такие марш-броски по пересеченной местности уже не идут на пользу девичьим организмам, и вычеркнула их из списка участвующих в прогулках. Пока снег не ляжет, по крайней мере.

Так вот… насколько удобнее гулять с тремя собаками вместо шести! И насколько спокойнее гулять с одним кобелем на поводке, а не с двумя бесповодочными «мачо»… Венин девиз «Вижу цель — не вижу препятствий!» стоил мне стольких нервов! Я только теперь поняла, как нервно мне было гулять со всей этой разношерстной бандой в постоянном напряжении, что вот сейчас из-за поворота появится… всадник, трактор, охотник… да просто несчастный грибник с корзинкой! И все шестеро бросятся к нему… с радостными приветствиями! 
Все-таки Веня был настоящим рыцарем без страха и упрека. Ирландский Дон Кихот. Он все время сражался с мельницами… Даже если это был гигантский трактор, пашущий поле. Даже если это были истребители последнего поколения, летящие строем на небольшой высоте. Даже если это были снегоходы, каждый стоимостью с хороший внедорожник. Ну, уж а у всадника просто не было шансов уйти от погони… Мой солнечный мальчик был совершенно бесстрашным.
Детка… совершенно другая: трепетная, стеснительная, балетная… такая мамина… Одно слово — барышня. От меня — ни на шаг. Что бы там ( в кустах) не происходило, что бы там Дуся ни обнаружила, Детка по первому зову уже радостно несется ко мне. Золотая девочка!

24 октября 2013 года

У меня, как я сама для себя сформулировала, сейчас ТРИ собаки: Детка, Моня и Дейзи-Керри-Люся. Ну, и особняком стоящая Дуся. Как бы и не совсем моя (хотя моя, конечно, чья же еще…). Но все равно сук получается — больше…

А поскольку девки всегда гуляют без поводков — каждый раз (то есть — каждый день!) отмывать бородатых собак после того, как они по пояс закапываются в глинистую почву родины в поисках мышей — определенно выше моих сил. Поэтому я лицемерно объясняю свое нежелание этим заниматься — тем, что девушкам в их возрасте вредно много и долго гулять в компании более молодых и менее охотничьих собак. 
Вот промерзнет земля, ляжет снег… Тогда — пожалуйста! Чинно и мирно, в комбезах (чтобы снег не налипал на чистые и расчесанные лапы), след в след за мамой, по натоптанной дорожке… А то ишь чего удумали — лягушек в грязных канавах ловить! А потом с такими харями в дом ломиться…

На самом деле мы гуляем по землям охот. хозяйства. Со всеми вытекающими (и — выбегающими) последствиями. Вчера вот Детка с Дусей подняли здоровенного тетерева размером с рождественского гуся. Просто летающий дирижабль какой-то…  Еле взлетел. Моня просто не понял — что это было?..
Постоянно поднимаем стаю уток (штук 20) с Пахры. Уж не дождусь — когда они, наконец, улетят?.. Всякий раз пугаюсь неожиданного шума от десятков крыльев. Детка с Дусей бросаются выяснять — что это? А Моня замирает в стойке и напряженно вглядывается в заросли ивняка на берегу. Но больше всего меня (как доморощенного последователя всех следопытов вместе взятых) беспокоят следы кабанов. Дело в том, что каждый день мы с ними проходим по одному и тому же маршруту: сначала — они, а потом — мы. Судя по размеру и количеству следов, там присутствует кабан-папа, кабан-мама и еще семеро «я»… Я все понимаю, кабаны — звери ночные и очень осторожные… Ну, а вдруг?..

Детку с Дусей кабаньи папа с мамой вряд ли догонят, а вот мы с Моней, скованные одной цепью в виде поводка, от преследования уйти не сможем. Да к тому же, подозреваю, что Моня никуда «уходить» и не планирует. Что-то мне подсказывает, что этот алабайский увалень примет бой. Оно мне надо?  Эх…

13 октября 2013 года

Сегодня мы погуляли… Кабаны, слава Богу, мигрировали куда-то в голубые дали, утки, наконец, улетели, косули нам этой осенью пока еще не встречались… Гуляем себе по грязи, выбирая островки посуше, наблюдаем за облаками на осеннем небе, нюхаем не ко времени распустившиеся ромашки в полях… На одном из поворотов собаки — все! — начинают усиленно что-то вынюхивать, Моня так просто изображает кабана, хрюкая как матерый боров, Дуся с Деткой начинают шарить в кустах… И тут я вижу! — Три лисицы-чернобурки (недопески) бегут, оглядываясь, через поле в сторону леса. Иногда даже подпрыгивают в траве, чтобы понять, что их так напугало? Черные хвосты с белыми кончиками мелькают в траве. И тут лисы, наконец, увидели Детку, поняли, чего они испугались, и перестали оглядываться. Совсем. Они уже отбежали метров на 500, когда Детка их увидела. Вау! Вот это был старт! Я никогда не видела, чтобы она так бегала… Недопесков спасло только то, что у них была фора в 500 метров. Детка буквально летела над полем. Огромную лужу метра три в диаметре, которую она обычно обходила по краешку, перемахнула, не глядя… Финишировали лисы и собаки практически одновременно у края леса с очень густым подлеском. Детка остановилась, так как потеряла потенциальную добычу из виду. Ну, и я тут начала орать, чтобы волкодавка не ушла совсем за горизонт. Детка немного помедлила, но потом все-таки решила, что я ей дороже, чем все лисы, вместе взятые, и стартовала в обратную сторону. Обратно летела с тем же энтузиазмом, потому как вдруг осознала, что в пылу погони отдалилась от «мамы» больше, чем на километр. Примчалась с квадратными глазами, язык на плечо: «Там такое… там такое… там — ТАКОЕ! Ты видела? Да? Видела?..»
Моня в это время усиленно нюхал воздух, потому как в попытках взять след пропустил «картинку». Эта алабайская тушка никак не хотела уходить с пахучего места, пытаясь понять — кто нарушил границы его владений?.. Несколько раз он пытался вернуться, чтобы выяснить этот вопрос и окончательно разобраться с непрошеными гостями. 

19 декабря 2013 года

Моня… совершенно уникальный кобель. Я уже писала, что мне тяжело таскать за собой на прогулках санки с 20 кг внука. Взяла у приятельницы шлейку. Моня воспринял это совершенно философски… «Думаешь, надо?» — и молча и спокойно пошел в упряжке в гору с вождем на санках. Теперь так и гуляем: девки — в свободном полете, а мы с Моней — в комплекте с санками и вождем. Моня совершенно спокойно и равномерно шагает с санками за спиной (и на поводке) по улицам поселка, сея сомнения в народных массах по поводу кровожадности алабаев.

Только у Мони при этом такой вид… обреченный. Но — идет. Молча. Только вот метить углы — не очень получается: неудобно в упряжи…

27 января 2014 года

У нас тут произошел крайне неприятный случай: гуляли мы по поселку — я, Детка, Дуся и Моня на поводке и в упряжи (вез внука на санках). Неподалеку от нас (через две улицы) живет кобель карело-финской лайки, милый и безобидный песик, которого хозяева отпускаю в свободный полет по поселку (калитка всегда настежь). Мы шли даже не по их улице, кобель нас догнал и подошел сзади к ребенку в санках — понюхать. Внук радостно закричал: «Бабушка, смотри!» Моня тут же обернулся и мгновенно молча атаковал этого кобеля. Подмял под себя и вцепился ему в левую ляжку. Я просто пролетела фанерой над сугробом к ним в канаву. Я, конечно, придушила алабая удавкой и он выпустил кобелька, но даже представить трудно, что там у него с лапой. В результате, кобель, оглядываясь, похромал к своему забору, а я увела Моню во избежание дальнейших разборок. Что с кобелем — не знаю. Вторые сутки сижу и переживаю ужасно. Просто гадостное настроение.
Председателю поселка я уже позвонила и объяснила ситуацию — она считает, что хозяева сами виноваты. Но я представляю их переживания, когда они обнаружили своего пса покусанным.
Моя ветврач сказала, что Моня — абсолютно прав: нечего было соваться к его ребенку. А хозяева кобеля — идиоты.

А так Моня — совершеннейшая плюшка, увалень и пофигист тискательный. Категорически отказывается ночевать в доме — каждый вечер в 21.00 встает у двери на террасу и молча долбит ее лапой, требуя выпустить его, несмотря на сильно отрицательные температуры «за бортом». Даже, когда было минус 27, все равно спал на открытой террасе. 

14 февраля 2014 года

Приезжали гости. Вот отзыв о Моне моей подруги:

— Моня впечатлил очень. Такой необъятный целовательный хохотальник, ужасно тискательное существо, и при этом — мущщщина, защитник. А как он сладко спит, с богатырским храпом! Очень хотелось сесть на пол рядом со спящим Моней и на фоне этого чУдного раскатистого храпа позвонить мужу со словами: «Дорогой, я сегодня переночую у подруги»…

12 марта 2014 года

Ну, что… Вот мы и эвакуировались в Москву. У Детки — течка. 
Так что ближайшие 10 дней мы проведем в столице, вдали от лесов и полей, и — Мони. 
Вообще-то наблюдать, как меняются отношения в стае в связи с появлением течной Детки было очень интересно. Дуся (эта трепетная и пугливая Дуся!) с первых же дней стала гонять Моню от Деткиного хвоста, за что пару раз серьезно получила от главного кобеля за неподобающее поведение. И все равно — стоило Моне подойти к Детке, Дуся бросалась между ними, словно Матросов на амбразуру. Впрочем, Моня (которого, видимо, вязали, и — не раз) не слишком-то надоедал Детке приставаниями — так, подойдет, понюхает, поймет, что еще не время, и спокойно идет дальше. 
Детка же, как девушка страшно эмоциональная, любит радостно помахать хвостом по любому поводу, но особенно — при виде «мамы», ну, а силу удара волкодавского хвоста, думаю, все представляют… В результате бедный Моня получал по морде этим хлыстом в режиме нон-стоп и только жмурился от ударов.
Но сегодня все изменилось, с утра начались поцелуи и всякие нежности, Детка перестала стесняться Мони, и я поняла, что время эвакуации настало.

А в целом Моня — философ и пофигист. Соломон, одним словом. Скучает, конечно, но — не до истерики. Сторож его кормит два раза в день, матрас его любимый на террасе лежит, солнышко светит… Точно лучше, чем в Москве.

Кроме того, к счастью, у Мони «основной инстинкт» направлен на миску. 

25 марта 2014 года

Ну.. в общем… приехала я на дачу. С Деткой, старшими девками и кашляющим внуком. Все как всегда.

Но до этого, в субботу с утра, мне позвонил обеспокоенный сторож: Моня заболел, уже вторые сутки ничего не ест, лежит на террасе… Ну что… «робот выскочил из дома в чем был»… через полтора часа я уже была в поселке, предварительно (по телефону) поставив на уши всех знакомых врачей. Моня встретил меня весьма радостно, тем более, что пахла я не каким-нибудь мерзким французским парфюмом, а натурально — Деткой в разгаре течки. Моня честно не отходил от меня ни на шаг, заглядывал в глаза, прижимался всей тушкой и всячески демонстрировал, как он мне рад.
В общем — здоровенный и совершенно здоровый кобл. Но — обожравшийся кобл, который не ест потому, что просто уже больше не может. Итог: сторож получил внушение за сверхнормативный расход корма и долго извинялся. А я стартовала обратно в Москву к кашляющему внуку.
Сегодня, наконец, все воссоединились. Моня, как истинный джентельмен, вознамерился было поухаживать за Деткой: подошел к ней, когда Детка трогательно спрятала морду у меня между коленей, и попытался лизнуть девичье ушко… И тут откуда-то из-под земли послышался глухой рокот (словно приближалось землетрясение), и моя трепетная, но яростная Детка раскрыла свою пасть настежь и с ревом вломила бедному Моне по полной программе… А верная Дуся еще и добавила. Надо было видеть извиняющуюся морду кобеля: «А я — что? Я — ничего! Что, уже и спросить нельзя?»
Сейчас все накормлены, напоены, от клещей в очередной раз обработаны и спать уложены.

…Господи, как же хорошо жить за городом!..

11 апреля 2014 года

Сегодня мне пришлось ехать в Москву забирать вождя из садика… Не было меня 4 часа. И вот результат: от великолепно перезимовавших и только что мною обрезанных белых роз не осталось практически нечего. Только ямы…

Моня при этом гордо смотрел в противоположную сторону, всячески демонстрирую свою полную непричастность к этому безобразию. Детка деликатно и виновато стояла рядом со мной, пока я орала на весь поселок, что сдам всех гадских собак в приют, а участок — заасфальтирую, что неповадно было… А Дуся… Дуся слиняла с участка, как только я открыла ворота. В общем, виновных установить не удалось. 

А копали эти гады (я так полагаю) — туннель метро в сторону Чикаго… Думаю, все-таки «главным инженером проекта» была Дуся, а Моня изображал «проходческий щит». Детка же скорее всего была музой-вдохновительницей.

Короче, все — сволочи!

12 апреля 2014 года

Как показала «контрольная закупка», все-таки главный копатель — Моня. Сволочь алабайская. 
Сегодня ездила с вождем и Моней в клинику (на прививку и по поводу ушей). Детка с Дусей оставались «в лавке». — Никаких разрушительных последствий!

22 апреля 2014 года

Мы тут наконец-то съездили с Моней к своему врачу — определили грибок в ушах и теперь лечимся. Год потребовался для постановки правильного диагноза.

Все-таки одной бороться с алабайскими 68 кг утомительно. Он согласен чистить уши (руками), но как только видит флакон с лосьоном или шприц с лекарством начинает «козлить» и вопить, как потерпевший. А обработки — два раза в день…

11 августа 2014 года

Вы будете смеяться… Но…
Закончились у нас с Вождем продукты и деньги, И отправились мы сегодня с утречка в Шишкин Лес (сначала — в банк, потом — по магазинам). Едем себе по дороге, ведем светские беседы на отвлеченные темы… И вижу я — бредет по дороге (прямо по середине шоссе) немецкая овчарка. Если бы она деловито чесала по обочине, я бы еще подумала бы — останавливаться или нет. Но она как-то неуверенно мельтешила прямо по центру проезжей части. Машины ее объезжали, как могли. Остановилась. Вышла из машины. Овчарка посмотрела на меня вопросительно, а потом побрела в обратную сторону. Я села в машину, стала наблюдать. Через некоторое время собака снова повернула в мою сторону, пару раз чуть не попала под колеса… Тут уж я не выдержала — вышла из машины, взяла из багажника запасной поводок и лакомство и пошла знакомиться. Стоило мне присесть на корточки, овчарка подошла ко мне и спокойно дала одеть петлю на шею. Также спокойно залезла в машину и мы поехали в банк. Вождь при этом радостно голосил, что теперь у нас будет 7 собак и он назовет ее Норой.
Ну, а дальше.. как выяснилось, понедельник в банке — выходной, потому денег мы не получили, продуктов тоже соответственно не купили, и вернулись домой ни с чем. То есть — с овчаркой. 
Девки приняли новенькую хорошо и спокойно, а вот говнюк Моня решил, что ему вполне хватает 5 девок, а потому еще одна — ну, совершенно ни к чему. И решил девочку съесть. Благо был на поводке. В общем, знакомство не удалось, теперь эта алабайская морда сидит, привязанная к крыльцу, а немка забилась в сарай (на место Грея). Я уже сходила в правление и распечатала объявления «Найдена немецкая овчарка». Сейчас поеду клеить в Шишкином Лесу. Вот оно мне надо?!.. 

13 августа 2014 года

Наша жизнь пока никак не налаживается. Вчера полчаса сидела с ними (Диной и Моней) на корточках, приглашая их познакомиться. Моня был вполне адекватен, нюхал ушко, вилял хвостиком, строил глазки. Дина порыкивала от страха, но тоже понюхала парня. А сегодня с утра отпустила Моню в наморднике на участок, где гуляла Дина — он сразу ее с рыком подмял, желая скушать. Сволочь алабайская. Сейчас сидит привязанный на террасе, Дина спит на крыльце на другой стороне дома. Эх… Долго так продолжаться не может. Она уже не хочет сидеть запертой в сарае, пытается вылезти сквозь баррикады и это ей удается,. Нервно все очень.

14 августа 2014 года

В общем, жизнь наша теперь такова: девки, включая Дину, живут и спят доме. Моня выставлен на террасу, где большую часть дня сидит привязанный. Обижен страшно. Сегодня вообще лежал, повернувшись ко всем спиной… Дина шастает мимо его носа туда-сюда, но длина поводка не дает Моне шанса для маневра.
Дина… она решила, что она — моя собака, а я, соответственно, ее хозяйка. Не отходит ни на сантиметр. Даже если я просто иду на кухню налить чай — встает и идет за мной. Несколько раз пыталась проникнуть за мной на второй этаж. Даже гулять по участку отказывается без меня. Так и ходим парой, как Шерочка с Машерочкой. Дина стала потихоньку расслабляться, сегодня даже перекатилась на спину и стала заигрывать с моей рукой. Но большую часть времени лежит, положив голову мне на ногу. Периодически благодарно лижет мне руку или ногу — что подвернется. Все остальные молча страдают от ревности. Короче, надо ее отдавать на передержку, пока не приросла… В субботу отвезу.

15 августа 2014 года

Ну что… Жизнь налаживается. После ночной грозы, когда Моня искал утешения в моих объятиях в течении нескольких часов, он как-то помягчел и сегодня с утра уже не прессует Дину. Видимо, алабайская морда пришла к выводу, что «мамина» любовь и свобода передвижения для него важнее собственных кобелиных амбиций. Все двери открыты и все ходят, как хотят. 
Но теперь борзеть стала Дина — она не подпускает ко мне остальных собак, только что нарычала на Моню, который хотел подойти пообниматься. Эх…

14 октября 2014 года

Вчера весь день провела в Москве (по необходимости), уехала в 9.00, а вернулась (из-за чудовищной пробки на Калужке) только в 23.30. 
Не, я конечно, ждала погрома… Но ТАКОГО!  Кажется, я понимаю, почему Дина оказалась на дороге — это просто терминатор. Умудрилась даже сушку для посуды (вместе с посудой) скинуть со стола на кухне (естественно, все в дребезги). А чем ей помешали ошейники ЭШО (три на одном пульте)? У меня бешеные миттели в них ездят в машине.  
Все испорченное восстановлению не подлежит. И ведь все было УБРАНО. И никто до этого на эти предметы не посягал. Короче, я с нетерпением жду пятницы. 

17 октября 2014 года

Только что Дина уехала в свой новый дом. Счастья девочке, пусть у нее будет все не просто хорошо, а замечательно!
(А я поехала в Москву за внуком.)

………………………………………………………………………………………………………………………………………..

4 декабря 2014 года

С Моней случилась беда. В прошлую среду (26 ноября) мы как обычно отгуляли свое в полях и лесах, пришли счастливые домой и спокойно скоротали вечер. А на следующий день с утра Моню частично парализовало. Отказали все 4 лапы. Не совсем, но ходить он не мог. Его не по-детски «штормило» — качало и роняло. Врач для начала назначила Превикокс и осмотр. Доехала до нее я только в субботу (между нами — 60 км, а забирать внука в пятницу из Москвы надо независимо от обстоятельств). Осмотр показал, что нужно МРТ шейно-грудного отдела. В понедельник рванула с вождем и Моней в Москву. Сначала вождя — в садик, потом с Моней — в Центр МРТ животных в Люблино. Диагноз — дорсальная протрузия межпозвоночного диска С6-С7 до 0.5 см с сужением просвета позвоночного канала на 1/2 и компрессией спинного мозга. Еще день ушел на поиск самого-самого хирурга. Сегодня Моню прооперировал Карелин в Белом Клыке (Строгино). Карелин считает, что операция прошла успешно и завтра Моня должен встать. Сам. Остается надеяться, что так оно и будет.

Это, как говорится, сухие факты. Эмоции я передать не состоянии, так как все эти я одна таскала Монины 70 кг на руках и полотенцах, грузила и выгружала из машины, и теперь размышляю — не обратиться ли мне к Карелину по поводу моей собственной спины.  Потому как она сильно протестует против такого режима эксплуатации.

В клиниках мне, кнечно, помогали погрузить-выгрузить Моню из машины, но ведь он еще и писал-какал вне дома, то есть дома — отказывался. А это значит — три раза в день надо было вынести тело на травку, а потом — занести в дом по ступенькам. По шести ступенькам!
А засунуть в машину?.. Особенно, когда тело не только
не помогает, но еще и активно против погрузки. После одной такой операции я просто лежала на нем в салоне машины и дышала. Просто дышала, минут 5.

Ну, и всякие мелкие «приятные» мелочи, типа выезда в клинику в половине 7-го утра и полный комплект пробок на всех трассах Москвы и Подмосковья.
В довершение картины — мужа завтра с утра кладут в больницу на операцию. А мне завтра надо забрать Моню из Строгино, Вождя из садика на Академической и успеть на Бауманскую к мужу. 

5 декабря 2014 года

Сегодня была у Мони в клинике. Он не встал. Все надеются, что — пока. Разговаривала с Карелиным, он порекомендовал оставить Моню в стационаре клиники еще на три дня. Согласилась и оплатила. До середины дня понедельника. Карелин хочет, чтобы Моня ушел от них своими ногами.

Моня… такой несчастный, такой потерянный… лежит в боксе с катетором на писюне, с капельницей на лапе… Такой огромный и такой беспомощный… Увидел меня, стал пытаться ползти к выходу из бокса. Все трогал меня лапой, пока мы разговаривали с Карелиным. В общем, слезы одни. 
Но продолжаю верить, что все это — не зря, он встанет. Сам.

6 декабря 2014 года

Сегодня разговаривала с дежурным хирургом — Моня не только не встал, он даже не стоит, если его поставить. Врач признает, что состояние Мони резко ухудшилось после операции. Предложил завтра, после консультации с Карелиным, повторно сделать МРТ, чтобы попытаться понять — с чем связано такое состояние…
А мне остается только молиться…

7 декабря 2014 года

Только что звонил Карелин — сегодня МРТ показала, что у Мони еще одна грыжа межпозвоночного диска, в другой стороны. Принято решение о повторной операции завтра в 15.00.

10 декабря 2014 года

Вчера в половине одиннадцатого вечера я привезла Моню домой (в комплекте с вождем, которого мне вернули из садика из-за дерматита). Достать его из машины я одна не смогла, поэтому ночь он провел в салоне авто. Утром приехал сторож и мы перенесли Моню в дом. В результате двух операций имеет полностью обездвиженную собаку. Даже голову не поднимает.

Итог: Моня — лежачий больной, (лапы не работают совсем) со всеми вытекающими: таблетки с песнями и в кусочках масла, поить из шприца, кормить с руки, отцеживать мочу на пеленку, переворачивать и делать массаж лап и спины, колоть обезболивающее. С какашками пока непонятно — как. 
В общем, я сегодня уже съездила, закупила пеленок, куриные грудки и прочее.
Куриные грудки на пару Моня принял благосклонно, схомячил все (но — с руки). 
Остается только надеяться на чудо. Поскольку надежда умирает последней. 
Сейчас лежит, отдыхает от пережитого на сытый желудок.

Врачи говорят — делайте массаж, переворачивайте, поднимайте и заставляйте ходить… У крупных и тяжелых собак такое бывает… Был бы он таксой… 
Но я знаю только одно — до операции он сам ходил (да, плохо, да, ноги заплетались, но — ходил, писал, какал, ел, пил и вообще чувствовал себя вполне «человеком»). А сейчас он лежит пластом, не поднимая головы.

Моню мне отдали, потому что в клинике некому таскать на себе 70 кг. А я забрала, потому что дома — всегда лучше. И денег на стационар у меня тоже больше нет. 
А сторож приходит три раза в день, чтобы мы с ним перевернули Моню с бока на бок. А капельницы и уколы — я могу (у Мони катетор стоит).

11 декабря 2014 года

В полночь Моня, наконец, пописал. Сам. Много. Только «собачник» может понять мою радость, когда в ночи, я меняла пеленки и стирала полотенца…
А днем он еще и покакал, и еще раз пописал. Ест куриные грудки на пару, пьет с руки. Утром повилял мне хвостиком, в фазе глубокого сна куда «бежал» передними лапами. Но шов подтекает алой кровью (уколола дицинон).
Может, ему памперсы купить? А то пеленки… он после лежит весь мокрый с одного бока. Я, конечно, замываю и вытираю, но все равно — не есть гут.

О таком плачевном состоянии Мони врач ничего не говорит, он улетел в Киев на конференцию.
После дицинона пока больше не кровило.
В общем, на осуществление надежд и прочих чудес у меня есть 2 недели. Если не будет выраженной положительной динамики, то ее не будет вообще.

12 декабря 2014 года

Я сегодня и завтра одна с Моней, попыталась сама (одна) его перевернуть — не смогла…
Он орет просто непрерывно, если не сидишь с ним рядом. Орет, думаю, от безысходности и беспомощности. Когда я сижу рядом и глажу его — не орет.

Моня лежит на боку в доме, голову не поднимает. Когда переворачиваем со сторожем, он берет его за шлейку, я — за полотенце под пузо. Поднимаем и кладем на другой бок. А одной мне это не под силу.
Буду звонить сегодня совершенно незнакомому мужику, который живет сейчас в поселке и просить его прийти и помочь.
Памперсы купила — трусы. Не наш вариант. Я же в них ничего не понимаю. Завтра опять поеду. Пока разрезала до плоского состояния и подсунула поверх пеленки.

По пеленке все растекается по всей площади. И шерсть намокает. Моня писает очень много. То есть он терпит до последнего, потом долго орет — помогите, сейчас описаюсь! А потом… В общем, памперс — не вариант оказался. За раз ушло два памперса и пеленки — тоже две.

Дядечка приехал на джипе вместе с дочкой. Перевернули Моню. Завтра обещал приехать три раза, в 9.00, в 14.00 и вечером. Есть все-таки бескорыстные люди…

Я стараюсь как-то не думать о будущем. Живу сегодняшним днем. Хотя порой накатывает…

13 декабря 2014 года

У Мони сильный отек мошонки — все распухло и горячее. Разные врачи рекомендовали: кто примочки из насыщенного содового раствора, кто водкой протирать… Все как мертвому припарки. Сегодня я вдруг вспомнила про мороженные овощи в холодильнике. Приложила. Парень в полном кайфе тут же ушел в фазу глубокого сна. Так что имейте в виду: если что — пакет мороженных овощей (или просто снег) обернуть тряпочкой и прикладывать на 5 минут. 15 минут перерыв и снова на 5 минут. 

Отек возник после операции. Я его с этим отеком забрала из клиники. Отчего? — Кто скажет?..
В остальном — все без изменений. Динамики нет никакой, ни положительной, ни отрицательной…

А еще моя врач надоумила меня, как поить такого лежащего на боку больного — через капельную систему. Отрезать все с концов, оставить только регулятор с колесиком, один конец в миску с водой где-то на высоте, второй конец — в пасть, к корню языка. Прекрасно глотает. Все счастливы. Под морду подстелить клеенку с полотенцем, чтобы не намокал матрас.
Блин, вот жизнь…

14 декабря 2014 года

Отек мы победили!!! Пакетом с мороженными овощами. Правда, периодически приходится прикладывать, чтобы он вновь не развивался. Но это — ерунда по сравнению с тем, что было.

Врач была, рефлексы в лапах есть, при сдавливании пальцев Моня их отдергивает и пищит. Заменила Превикокс на Трококсил один раз в две недели. Кормить куриными желудками (в силу специфики кормления с руки), 1кг на 2 раза в день.
Продолжаем ждать чуда…

Да, сегодня Моне сняли швы. Рановато, но мне одной с такой процедурой было бы не справиться, очень неудобное место (на шее, снизу), ничего не видно.

16 декабря 2014 года

У нас все без изменений. В смысле — Моня лежит, я вокруг него суечусь. Но… он совершенно не дает мне спать ночью (днем не дает Вождь), и этот филиал Гуантаномо меня доконает. Моня уверен, что я всегда должна быть рядом с ним, даже когда ОН спит. Если я ухожу на второй этаж или уезжаю куда-то — он начинает орать в прямом смысле слова. Сегодня ночью спускалась к нему каждые 45 минут, дольше слушать его вопли не было сил. В пять утра оделась и окончательно спустилась к нему на первый этаж — он тут же спокойно уснул. И так продолжается уже неделю, я скоро просто сдохну от недосыпа. Видимо, надо спасть на коврике на полу рядом с ним…

Сейчас придет «добрый самаритянин», который мне помогает переворачивать Моню, он (самаритянин) сегодня уезжает на работу в Москву, поэтому придет в 7 утра. А я сижу в прострации — все (включая гадского Моню) спят как младенцы, только я одна страдаю.

У кровати Мони виртуально «дежурят» несколько уважаемых невропатологов из разных городов. Пока единственное объяснение происходящего (то есть того, что никакого улучшения не наблюдается) — ошибка во время операции, в результате чего образовалась гематома, и теперь уже она сдавливает спинной мозг. Но еще раз везти его на МРТ… у меня нет уже ни сил, ни денег. Тем более, что на третью операцию я не соглашусь никогда. Сейчас-то я понимаю, что вторая операция была «лишней». После первой Моня лежал на локтях, держал голову и общался с окружающим миром. А после второй я получила лежащее на боку тело, неспособное поднять голову, чтобы можно было подсунуть под нее пеленку. У него — сильный болевой синдром в шее, стоит чуть приподнять голову — орет от боли.
Из положительного — поджимает задние лапы, если долго массировать между пальцами. На передних такой реакции нет. А еще он может потянуться задними ногами (когда ноги напряжены и выпрямлены назад).
Вот и все наши «достижения»…

17 декабря 2014 года

Я открываю для себя новый мир. Мир ухода за лежачим больным. И пока главное открытие — Очищающая пенка для ухода за лежачими больными. Продается в крупных аптеках. Гениальное средство! Большой баллон, стоит около 250 р.
Наносите на объект, размазываете рукой по шерсти, через 30 секунд вытираете бумажным полотенцем насухо. Запах мочи убирает напрочь, практически вместе с желтизной.
Теперь Моня лежит белый и благоухающий.
Вот маленькие радости нашего дома…

Разговаривала со своим врачом.
Все, с кем она консультировалась, имея на руках все заключения и две МРТ, говорят одно — «Шансов мало, почти нет. Скорее всего — гематома давит. Нужно МРТ и еще операция. И может — не одна. Еще КТ нужно. Возможно, там синдром Воблера». 

18 декабря 2014 года

На еще одну операцию я не решусь. Это еще 100 000 р. Я эти-то еле наскребла. Еще долги отдавать.
И потом, никто не дает никаких гарантий. Это уже просто научный интерес… А мучить собаку ради обучения ветеринарных врачей…
В общем, будем ждать до января… Делать зарядку и массаж (блин, у меня руки уже как у … не знаю у кого — я же работаю по пять раз в день тренажером для Мони, хожу его ногами вместо него, разрабатываю каждый сустав.)
Но самое ужасное для моего собственного организма — Моня не дает мне спать. Совсем. Орет ночи напролет, пока я не сяду на пол рядом с ним. Видеть меня на диване ему мало, надо — чтобы сидела рядом и гладила. Я уже плохо ориентируюсь в пространстве. Сегодня ночью шла за очередным мороженным пакетом, чтобы подложить ему под живот (Моне жарко в доме), и со всей силы засадила себе по лбу дверью от холодильника. Очень больно, аж искры из глаз.
А он отсыпается днем.
Если бы он хотя бы давал мне поспать немного… А проигнорировать лай алабая в полный голос… мне, например, трудно. Его отчетливо слышно даже на улице. Сегодня не спала не только я (которая пыталась игнорировать), но и безвинно пострадавший Вождь. После пережитого бедный ребенок спит до сих пор, а сейчас — половина двенадцатого.
Может, Моне димедрол поколоть на ночь?..

19 декабря 2014 года

Надежда тает с каждым днем…

Карелин не может объяснить такое ухудшение после операции. Хотя предположил синдром Воблера (во всяком случае — я так поняла из его объяснений).
Но я сама по различным клиническим признакам, которые я наблюдала у Мони последние полтора года, пришла к выводу, что у него — именно это заболевание.
А это означает только одно — Моня не встанет.
Сейчас я колю ему Лидазу, но это просто… от отчаяния.
У него сильнейший болевой синдром в шее, каждое переворачивание с боку на бок, когда голова отрывается от матраса, причиняет ему ужасную боль, он просто орет… Пьет через трубочку (половина выливается), ест с руки, писает-какает под себя (но при этом — терпит до последнего), нос постоянно пересыхает, голову поднять не может, пошевелиться — не может… И все — понимает.

За что ему все это?..

20 декабря 2014 года

Я пыталась анализировать ситуацию, чтобы понять — откуда это?
Пока (это мои предположения), поскольку синдром Воблера, как генетически обусловленное заболевание, связан с инбридингом, и такие собаки должны выводиться из разведения, думаю, что корни всего — в происхождении.
Моня родился на Сахалине в питомнике, в 3 месяца его привезли в Москву к заводчику Ягодкиной. Но она по не названным ею причинам от этого кобеля избавилась, «продав за копейки не помню кому». Почему?.. Заводчик везет себе кобеля аж с Сахалина и «продает за копейки»…
Когда Моня приехал ко мне, мне сразу не понравилась его походка. Даже предполагала дисплазию. Зад вилял, ноги ставил неправильно. Но все было не критично. Списала на то, что он был избит. Но передние лапы он всегда ставил как бы с усилием. Когти всегда были сточено под ноль. Никогда особо не бегал и не играл. Списывала на то, что — «тяжелый», такой характер, цепное содержание и т.п. Потом как-то все стало улучшаться. Но на прогулках всегда «печатал» шаг, особенно — передними лапами. Шел явно с усилием. Легкости в походке не было никогда. Белки глаз у него периодически (при физической нагрузке) становились красными, потом — проходило. Глаза в покое смотрят немного в разные стороны (как легкое косоглазие).
Я все это видела, но мне даже в голову не приходило, насколько все серьезно.
А теперь я понимаю, что болезнь развивалась постепенно и практически незаметно, и вот — итог.
Думаю, что Карелин особо не виноват, он — хороший хирург. Возможно, во время операции что-то и пошло не так, но это — лотерея. И у самых замечательных хирургов бывают такие случаи. А может, ничего исправить было уже невозможно. Спинной мозг — это такая субстанция, которую лучше не трогать.

Все, что я написала — это доводы разума. А про эмоции я писать не в силах…

Непростое сейчас у меня время…

21 декабря 2014 года

А как гуманно можно прекратить понос? Чтобы потом не сделался запор?..
Потому как наша будничная жизнь стала еще насыщеннее в связи с открывшимися обстоятельствами.
Сама виновата, сменила корм на натуралку, а желудок никогда не был «сильным» местом Мони…
Завтра буду его мыть, уже придумала сооружение, позволяющее осуществить эту операцию. Плоский пластиковый ящик из ИКЕА (он чуть выше матраса, на котором лежит Моня), а сверху — деревянный настил из реек. Кладешь заднюю часть на рейки и моешь. Все стекает в ящик внизу. («Я так думаю…») Насколько это будет эффективно — посмотрим.
Страна Кулибиных, блин…

Не стала откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. Уж больно запах был… специфический.
Приспособление работает. Вымыла с одной стороны, вытерла, высушила феном. Потом перевернули. Вымыла с другой стороны. Под феном Моня кайфует (еще бы — теплым воздухом в попу дуют…) Теперь лежит чистый, сухой и почти белый и дрыхнет.
Вот сижу и думаю, не дать ли ему 40 г водочки для хорошего сна и для пресечения поноса?.. Или — только себе дать (для хорошего сна)? 

23 декабря 2014 года

Мони больше нет.
Вчера приехала моя врач Ольга и мы приняли решение его отпустить.
Я не знаю, что сказать…
Он был мудрый, сильный и нежный. 1 марта ему исполнилось бы 6 лет.
Этот смешной и плюшевый мишка, толстый парниша, красавец мой… Он, заступив на пост по охране территории, храпел, как старый боцман,… Он был галантен с девками и терпелив с ребенком… Он бы моей опорой, «мужским плечом». Он так смешно заваливался на спину и гавкал, требуя ласки…
Последние две недели, когда он лежал неподвижный и беспомощный, он не отпускал меня от себя ни на минуту, следил за каждым моим движением, стыдился своей беспомощности, звал, если надо было менять пеленки, благодарно терпел все манипуляции…
Он ушел на моих руках, в любви, чистый и сухой, получив свою любимую курочку в последний раз, надеюсь, он не понял, что засыпает навсегда…
Потом, когда тело Мони уже вынесли из дома и Ольга с мужем увезли его в Белый Клык к Карелину на МРТ и вскрытие, я запустила собак в дом… Они влетели в страшном беспокойстве, начали метаться по углам и лаять на потолок… Мне даже стало не по себе… Они так себя никогда не вели. Они что-то видели… какую-то сущность…

Я знаю, что вчера я все сделала правильно. Но еще я знаю, что совершила ошибку две недели назад — операцию делать было не надо. Надо было дать Моне шанс компенсировать проблему с позвоночником консервативным лечением. Хотя все врачи в один голос утверждали, что помочь может только срочная операция. Но… для крупных, тяжелых собак процент благоприятного исхода после такого хирургического вмешательства — ничтожен. Я решила пойти на операцию. Результат — измученная и изрезанная собака, которая пролежала две недели полностью парализованной, и эфтаназия.

Мы всю жизнь учимся — любви, терпению, прощению и прощанию… С каждой уходящей собакой мы теряем часть своей души и приобретает некий опыт. Мы учимся жить без них, но у нас это плохо получается, хотя я верю, что они остаются с нами незримо — в виде звуков, запахов, неясных прикосновений…

Я заранее прошу прощения у Анны, чей текст я сейчас процитирую без ее разрешения. Но он того стоит. Это — пересказ телефонного разговора с пожилым человеком:

Дедушку очень волновал вопрос, куда уходят собаки, поскольку недавно у него умерла старенькая любимая стафочка. И он пошел к местному священнику с этим вопросом. Ну и получил, в общем-то, довольно странный для православной церкви, но очень радостный для нас, собачников, ответ.
Священник сказал ему, что не может у Бога быть бездушных созданий, раз он их создал. И что у любого животного, а уж тем более — у собаки, чья жизнь неотрывно связана с человеком, есть душа.

И когда собака уходит, она ждет своего хозяина на пороге рая. И после смерти каждый хозяин идет навстречу своим ранее ушедшим собакам.
И они воссоединяются — молодые, сильные, здоровые. Снова вместе. Как и прежде.

Очень хочется верить в это…

Беги, Монька! Беги по свежему снегу, беги легко и свободно! Теперь у тебя уже нет боли, ноги снова сильные, шерсть — белая, глаза — зоркие… Да встречи, малыш… Прости меня…

…………………………………………………………………………………………………………………………..

Я пересматриваю его фотографии снова и снова и так и не верю, что его — нет. Что уже никогда не будет этого пристального взгляда в глаза… Не зароются мои руки в белый медвежий мех…

Я только что разговаривала со своим врачом — она сегодня ночью отвезла тело Мони в БК на повторную, третью МРТ. Не буду писать подробностей. Но Моню пришлось усыпить в результате врачебной ошибки. Это — факт. А ведь Ольга с самого начала предлагала мне отвезти Моню в Питер к доктору Сотникову, который готов был принять Моню на операцию… Но мои личные, семейный обстоятельства не позволяли мне уехать из Москвы в тот момент. И тогда мы остановились на Карелине. И теперь мне с этим жить…
Прости меня, Монечка…

Просто выть хочется…

Это — моя вина. Как ни крути.
Моня ходил до операции (плохо, но — ходил), а после… тяжелейшая компрессия спинного мозга до полного его разрушения из-за смещения позвонков. Потому что не была проведена стабилизация позвонков после удаления межпозвоночного диска. Решение о стабилизации принимает оперирующий хирург, Карелин решил, что в этом — нет необходимости. Хотя до операции мы с ним это обсуждали. И если бы сразу после второй операции сделали МРТ и увидели то, что увидели сегодня, все еще можно было бы исправить… Но МРТ не сделали, а просто отдали мне парализованное тело — на выхаживание. А я (после операции мужа в этот же день утром) была просто в прострации и плохо соображала.
И теперь — молодого, сильного кобеля больше нет на этой земле.

24 декабря 2014 года

Наверное, действительно, лучше — не знать и думать, что сделали все возможное… Но я-то — знаю. И от этого хочется лезть на стену.
Вспоминаю своих мальчишек…. Теперь я понимаю, что Веню спасти было невозможно в принципе. Его надо было отпустить в тот момент, когда пошла кровь горлом, а не мучить, пытаясь продлить ему жизнь… Грея тоже надо было отпустить раньше. Его можно было бы спасти, если бы я сразу обратилась к Дубовицкой, а в тот момент, когда мы к ней обратились, его уже было не спасти, поражения были уже необратимые. Но заболевание было таким экзотическим, что никто из врачей его не распознал на ранней стадии. И тромб — был милосердным избавлением для Грея.
А с Моней — все иначе. Здесь отчетливая вина врача. И то, что мне отдали парализованную собаку со словами: «Я не понимаю, почему нет улучшения…» — просто бесчеловечно. (Не понимаешь, так сделай МРТ и пойми! Ты же взялся оперировать со словами: «Хочу, чтобы он ушел из клиники своими ногами».)
Как бесчеловечно и то, что, взяв с меня 90 000 рублей за услуги, они еще позвонили мне вдогонку (когда я уже уехала из клиники с парализованным Моней), и сказали, что — ошиблись в расчетах, и надо доплатить еще за один день стационара. Но это-то я пережила. А вот то, что я по рекомендации врача по нескольку раз в день делала Моне зарядку, причиняя ему тем самым невыносимую боль, делала совершенно бесполезно, просто мучала его…
Я не знаю, как с этим жить…

……………………………………………………………………………………………………………………………….

Если уж нам приходится платить такую нечеловеческую цену за опыт, то надо по крайней мере его внятно сформулировать.

Я для себя сделала вывод — если речь идет о собаке, тяжелее 25 кг, я никогда не буду делать ей операцию на позвоночнике. Только — консервативное лечение.
Что бы ни говорили врачи. А они всегда будут говорить — нужна операция. И врачей можно понять. Для них это — опыт в узко-специальном разделе хирургии. Им надо учиться и учить молодых хирургов. Для них это — научный интерес. Для них это — доход клиники и их собственный. Да, они постараются сделать все возможное, только возможности их — ограничены. В результате вы заплатите минимум 130 000 р (это — со всеми возможными скидками) за обучение и повышение квалификации врачей, которые ничего вам гарантировать не могут. Это — лотерея. А на кону — жизнь вашей собаки.
И еще — нет хороших клиник, есть клиники с хорошим оборудованием. Счастье, если к этому оборудованию прилагается хотя бы один настоящий врач. Так что в первую очередь ищите врача.
И еще — я считаю М.С. Карелина очень хорошим хирургом, иначе я бы не повезла к нему свою собаку. И я пришла к нему не «с улицы», перед этим было много консультаций с разными хирургами, готовыми прооперировать Моню. Мы выбрали Карелина. Результат — известен.

Статистика по таким операциям есть, просто она, что называется, «закрытая».
Когда Сотников начинал в 2006 году делать операции на позвоночнике, у него (по его собственному признанию) из 50 прооперированных собак не выжила ни одна. Сейчас в среднем соотношение 80 к 20, то есть 80 % операций дают положительный результат.
В Москве соотношение 70 к 30. Но очень многое определяет порода (или размер) собаки. Для мелких пород (типа такс и других коротколапиков) благоприятный результат более вероятен, для крупных — все гораздо хуже.
Но в любом случае надо понимать, что это — сектор экспериментальной медицины. И вероятность того, что вы просто оплатите обучение врачей на примере вашей собственной собаки — достаточно велика. Стоимость операции — тоже впечатляющая, стоимость стационара после операции — до 20 000 р в сутки. Вероятность того, что в результате все закончится эфтаназией или инвалидной коляской — большая. При этом
все хирурги будут уговаривать вас пойти на операцию, потому как другого выхода по их мнению просто нет.
Решение принимать вам.